…стниц ООН и Совета Европы, где институт медиации только зарождается, в том числе и для России.

В отличие от развитых стран, где медиация подтверждала свою значимость в первую очередь в частно-правовых конфликтах, в России  институт примирения сначала получил своё признание в основном в коммерческой сфере. Впервые появилось понятие «примирительные процедуры» в главе 15 АПК РФ 2002 г. При этом принципиальная новизна положений АПК РФ 2002 г. состояла в том, что ст. 138, 190, впервые используя термин «примирительные процедуры», допускали их применение как по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, так и по публично-правовым спорам. С 2002 г. делался ряд попыток законодательно закрепить роль примирительной процедуры как на досудебной, так и на судебной стадии в экономических спорах.

Один из наиболее значимых шагов в этой сфере - Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)"  Закон регулирует деятельность посредника (медиатора) в гражданско-правовых спорах и не учитывает перспектив возможного использования примирительных процедур, например, в деятельности мировых судей, на разных стадиях уголовного судопроизводства, в разрешении административных споров и т.д. Наиболее острой является проблема законодательного урегулирования процедуры применения медиации в разрешении именно криминальных конфликтов (как на досудебной, так и на судебной стадиях рассмотрения уголовных дел). Российская правоприменительная практика практически полностью игнорирует положительный опыт развитых стран в данной области.

Однако, учитывая динамику изменений современной правовой политики в России в настоящей момент можно говорить о наличии соответствующей политической воли к созданию условий для внедрения альтернативных мер уголовно-правового характера, в том числе и примирительных процедур на разных стадиях уголовного процесса. Так, в качестве одного из основных направлений развития социальной политики, закрепленном в распоряжении Правительства РФ от 17 ноября 2008 года N 1662-р «Об утверждении Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», обозначено направление «реализации технологий восстановительного правосудия и проведения примирительных процедур». Это общее обозначение направления развития. Для полноценного внедрения медиации в правоприменительную практику необходимы соответствующие нормативные изменения в уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательства. Вместе с тем, как показывает зарубежный опыт, широкое и эффективное использование института примирения часто достигается благодаря воз­можностям, предоставленным и федеральным законодательством, и местными правовыми актами, и внутриведомственными нормативами.

В качестве предыстории правового регламентирования медиации в уголовных делах в России нужно указать на тот факт, что институт примирения с потерпевшим не был известен УК РСФСР, хотя достаточно широко использовался в дореволюционном российском уголовном законодательстве. Но в современном российском уголовном законодательстве имеются базовые нормативные предпосылки появления медиации в уголовных делах: ст. 76 УК РФ (уголовно-правовой институт освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим) и ст. 25 УПК РФ (уголовно-процессуальный институт прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон).

При этом согласно ст. 25 УПК РФ, для прекращения уголовного дела требуется наличие определенных фактических и юридических условий, и эти условия прописаны в законодательстве.

Однако, несмотря на законодательное закрепление условий существования процедуры примирения и медиации, на практике часто оказывается, что следователь, дознаватель пассивно относятся к медиации, и практически не пользуются возможностями предоставляемыми законодателем. У всех участников уголовного судопроизводства нет ни информации, ни мотивации для проведения примирительных встреч, так как закон не всегда требует даже разъяснения сторонам их права на примирение в уголовном процессе.

Во многом это объясняется тем, что существующие критерии оценки деятельности следственных органов, закрепленные в соответствующих ведомственных актах, противоречат попыткам предоставить сторонам более широкие возможности для полноценной процедуры примирения.  Так, например, в настоящий момент фактически одним из основных критериев отрицательной оценки деятельности дознавателей и следователей является количество прекращенных ими дел. Это преграждает путь для развития института медиации на досудебной стадии. При попытках организации практики медиации на стадии предварительного расследования успешные случаи примирения с последующим прекращением уголовного дела будут автоматически ухудшать существующие качественные показатели деятельности следователя. Представляется необходимым разработка и внедрение соответствующих систем оценки деятельности органов предварительного расследования, не препятствующие развитию институту примирения.

Также видится необходимым закрепить обязанность за органами дознания и следствия разъяснение права потерпевшего на примирение в случаях, когда это соответствует ст.25 УПК РФ и ст.76 УК РФ.

Необходимо отметить, что в настоящее время единственным доказательством (документом), подтверждающим факт примирения, является заявление потерпевшего или его законного представителя. Действующий УПК РФ в ст. 25 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим» устанавливает, что «суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело…». Однако более целесообразным видится прекращение уголовного дела не только на основании заявления потерпевшего, но также соответствующего примирительного соглашения между сторонами. В юридической литературе неоднократно высказывались предложения о необходимости подобного примирительного акта, заключаемого в рамках института примирения в уголовном процессе. В данном документе должны найти отражение обстоятельства, свидетельствующие о примирении сторон такие, как, например: добровольность примирения обеих сторон, сведения о порядке, способах, размерах и условиях заглаживания вреда и т.д. Письменное закрепление этих обстоятельств может включать в себе описание действий, свидетельствующих о признании вины, раскаянии со стороны обвиняемого (подозреваемого), понимание им последствий совершенного преступления. Особое значение это может иметь по уголовным делам с участием несовершеннолетних.

Особый интерес в связи с этим вызывает юридическая практика Германии, чья правовая система близка российской. Немецкие специалисты на протяжении длительного времени занимаются подробными исследованиями проблем примирения с потерпевшим (Täter – Opfer –Ausgleich (TOA) – дословно «преступник –жертва –при­мирение») в уголовном праве для несовершеннолетних правонарушителей. Предпосылки приемлемости процедуры примирения с потерпевшим были выработаны в немецкой практике в результате работы над проектами на различных «пилотных площадках». Обобщение практики позволило выделить определенные критерии, предположительно представляющие собой оптимальные предпосылки приемлемости процедуры примирения.

- Наличие тщательного расследования обстоятельств дела и признание вины со стороны подозреваемого.

- Наличие потерпевшего, которого можно персонифицировать. Таковыми субъектами могут выступать физические или юридические лица.

- Добровольность и согласие сторон, поскольку мирное урегулирование спора может базиро­ваться лишь на готовности к диалогу; принуждение в этом случае недопустимо.

- Соответствие принципу тяжести преступления (т.е. примирение с потерпевшим будет являться слишком затратным в случае, например, мелкого правонарушения).

Все вышеперечисленное может найти отражение в примирительном соглашении, которое представляет собой юридический результат примирительной процедуры. В связи с этим целесообразно в главе 29 УПК РФ «Прекращение уголовного дела» предусмотреть п. 3 ст. 212, посвященной основаниям прекращения уголовного дела и уголовного преследования, в следующей редакции: «В случаях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 настоящего Кодекса, составляется примирительное соглашение». Кроме этого, в статье 213 УПК РФ «Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования» предлагается предусмотреть ч.3. п. 2: «В случаях прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 настоящего Кодекса, при составлении примирительного соглашения, наличие такого соглашения отражается в постановлении».

Даже при данных нововведениях остается нерешенным вопрос об уголовно-процессуальных гарантиях исполнения обязательств по заглаживанию вреда в рамках института примирения. Представляется, что ввиду необходимости реального заглаживания причиненного вреда применение института примирения требует изменения регулирования сроков производства по делу. В частности, здесь может быть использован институт приостановления производства по делу.

Однако для внесения изменений в сроки производства по делу необходим анализ не только наличия правовых предпосылок, но и состояния правоприменительной практики в России. Необходим мониторинг ряда процессов, в том числе и исследование форм и методов управления в рамках деятельности органов исполнительной власти, наделенных полномочиями в сфере уголовной юстиции. Это требует создание достаточно статусных координационных площадок.

Таким образом, даже не затрагивая проблем макросоциальной ситуации в России и стратегий ее уголовной политики необходимо указать на то, что вопрос о правовом регулировании примирительных процедур и медиации в России требует разворачивания адекватных современным условиям аналитических работ и организации особого режима научно-общественных обсуждений.

Модель развития медиации в уголовном судопроизводстве нуждается в тщательной проработке, начиная с уровня законодательного нормирования (элементы которого описывались в том числе в данной статье) до уровня практически ориентированных «пилотных площадок» с проектами «точечных» внедрений в различных регионах России, комплексное описание которых при всей его востребованности еще не начиналось). Хотя принятие Закона о примирительной процедуре видится как шаг первоочередный и в определенных регионах.

Научное и общественное движение по внедрению медиации в России уже сейчас может предпринять целый ряд достаточно осмысленных и четко структурированных шагов для создания общей программы продвижения нового социально-правового института в России. Необходимость сознательных и активных действий очевидна, как очевидна актуальность подключения к продвижению идей и практик медиации профессиональных сообществ, заинтересованных в формулировании современной и эффективной уголовной политики в России.  

3.2. Стандарты восстановительной медиации

 

Стандарты восстановительной медиации разработаны Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации в 2009 г. в качестве руководства и источника информации для медиаторов,  руководителей  и специалистов служб примирения и органов управления различных ведомств, а также других специалистов и организаций, заинтересованных в развитии восстановительной медиации в России. Стандарты медиации призваны способствовать поиску новых  идей  и разнообразию форм организации и проведения медиации при сохранении основных принципов восстановительной медиации и с учетом   региональных условий.

Основой восстановительной медиации является концепция восстановительного правосудия, которая разрабатывается и реализуется в форме различных практик во многих странах мира. Восстановительное правосудие - это новый подход к тому, как обществу необходимо реагировать на преступление, и практика, построенная в соответствии с этим подходом.

Идея восстановительного правосудия состоит в том, что всякое преступление должно повлечь обязательства правонарушителя по заглаживанию вреда, нанесенного жертве. Государство и социальное окружение жертвы и правонарушителя должны создавать для этого необходимые условия. Восстановительный подход предполагает вовлечение и активное участие жертвы и обидчика (а также  всех затронутых преступлением людей) в работу по решению возникших в результате преступления проблем с помощью беспристрастной третьей стороны – медиатора. Такие программы проводятся только при  условии добровольного согласия сторон. Восстановительный подход противостоит подходу, ориентированному на наказание.

Значение идеи и практики восстановительного правосудия шире, чем реагирование на преступление. Восстановительное правосудие (точнее, восстановительный подход) кроме криминальных ситуаций может применяться в системе общего, профессионального и дополнительного образования, системе социальной защиты, МВД, судебной системе и семейно-бытовой сфере для преодоления негативных  последствий конфликтов.

Настоящие стандарты восстановительной медиации опираются на имеющиеся международные и зарубежные документы: Декларация Генеральной Ассамблеи ООН 2002/12 "Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия", «Рекомендация № R (99) 19 Комитета министров Совета Европы от 15.09.99. по медиации в уголовных делах» (принята Комитетом Министров СЕ на 679-й встрече представителей Комитета), «Рекомендуемые стандарты к программам медиации ровесников, реализуемым в рамках среднеобразовательных учебных заведений», разработанные Ассоциацией по разрешению конфликтов США, «Национальные стандарты для связанных с судом программ медиации» Центра по разрешению споров и Института судебной администрации, а также другие стандарты медиации. Также были учтены существующие модели медиации: медиация интересов, трансформативная медиация, нарративная медиация. 

Данные стандарты относятся к широкому кругу восстановительных практик: медиация между сторонами «лицом к лицу», «Семейные конференции», «Круги сообществ», «Школьные конференции»  и другие практики, в основе которых лежат ценности и принципы восстановительного подхода. При разработке стандартов учтен опыт работы по проведению программ восстановительного правосудия в различных регионах России в течение 12 лет.

 

Понятие восстановительной медиации. Восстановительная медиация – это процесс, в котором медиатор создает условия для восстановления способности людей понимать друг друга и договариваться о приемлемых для них вариантах разрешения проблем (при необходимости -  о заглаживании причиненного вреда), возникших в результате конфликтных или криминальных ситуаций.

В ходе восстановительной медиации важно, чтобы стороны имели возможность освободиться от негативных состояний и обрести ресурс для совместного поиска выхода из ситуации. Восстановительная медиация включает предварительные встречи медиатора с каждой из сторон по отдельности и общую встречу сторон с участием медиатора.

 

Основные принципы восстановительной медиации:

  • добровольность участия сторон. Стороны участвуют во встрече добровольно, принуждение в какой-либо форме сторон к участию недопустимо. Стороны вправе отказаться от участия в медиации как до ее начала, так и в ходе самой медиации.
  • информированность сторон. Медиатор обязан предоставить сторонам всю необходимую информацию о сути медиации, ее процессе и возможных последствиях.
  • нейтральность медиатора. Медиатор в равной степени поддерживает стороны и их стремление в разрешении конфликта. Еcли медиатор чувствует, что не может сохранять нейтральность, он должен передать дело другому медиатору или прекратить медиацию. Медиатор не может принимать от какой-либо из сторон вознаграждения, которые могут вызвать подозрения в поддержке одной из сторон.
  • конфиденциальность процесса медиации. Медиация носит конфиденциальный характер. Медиатор или служба медиации обеспечивает конфиденциальность медиации и защиту от разглашения касающихся процесса медиации документов. Исключение составляет информация, связанная с возможной угрозой жизни либо возможности совершения преступления; при выявлении этой информации медиатор ставит участников в известность, что данная информация будет разглашена. Медиатор, передает информацию о результатах медиации в структуру, направившую дело на медиацию.  Медиатор может вести записи и составлять отчеты для обсуждения в кругу медиаторов и кураторов служб примирения. При публикации  имена участников должны быть изменены. 
  • ответственность сторон  и медиатора. Медиатор отвечает за безопасность  участников на встрече, а также соблюдение принципов и стандартов. Ответственность за результат медиации несут стороны конфликта, участвующие в медиации. Медиатор не может советовать сторонам  принять то или иное решение по существу конфликта.
  • заглаживание вреда обидчиком. В ситуации, где есть обидчик и жертва, ответственность обидчика состоит в заглаживании вреда, причиненного жертве.
  • самостоятельность служб примирения. Служба примирения самостоятельна в выборе форм деятельности и организации  процесса медиации.

 

Процесс и результат медиации. Основой восстановительной медиации является организация диалога между сторонами, который дает возможность сторонам лучше узнать и понять друг друга. Диалог способствует изменению отношений: от отношений конфронтации, предубеждений, подозрительности, агрессивности к позитивным взаимоотношениям. Медиатор помогает выразить и услышать точки зрения, мнения, чувства сторон, что формирует пространство взаимопонимания.

Важнейшим результатом восстановительной медиации являются восстановительные действия (извинение, прощение, стремление искренне загладить причиненный вред), то есть такие действия, которые помогают исправить последствия конфликтной или криминальной ситуации.

Не менее важным результатом медиации может быть соглашение или примирительный договор, передаваемый в орган, направивший случай на медиацию. Примирительный договор (соглашение) может учитываться данным органом при принятии решения о дальнейших действиях в отношении участников ситуации.

Восстановительная медиация ориентирована на процесс коммуникации, она направлена, в первую очередь,  на налаживание взаимопонимания, обретение способности к диалогу и способности решить ситуацию. Достижение соглашения становится естественным результатом такого процесса.

 

Деятельность служб примирения. Программы восстановительной медиации могут осуществляться в службах примирения.

Службы примирения при исполнении своих функций должны быть независимыми и самостоятельными. Деятельность служб примирения должна получить официальный статус в рамках структур, в которых она создается. 

Службы примирения могут создаваться как по ведомственному принципу (в системе образования, молодежной политики, социальной защиты, судебных, правоохранительных органов и пр.), так и носить межведомственный, надведомственный (службы при муниципалитетах, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) и пр.)  или территориальный характер.

Медиаторы, руководители служб  и кураторы должны пройти специальную подготовку. Служба примирения использует разные программы: медиацию, круги сообществ, школьную конференцию, а также может разрабатывать свои оригинальные программы, основанные на принципах восстановительной медиации. Служба примирения ведет мониторинг и собирает статистику по поступившим запросам и проведенным медиациям. Службы примирения должны обладать достаточной самостоятельностью при исполнении своих функций.

 

Особенности деятельности служб примирения в рамках органов и  учреждений системы профилактики правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних. Программы восстановительной медиации могут реализовываться на базе учреждений системы образования, социальной защиты, молодежной политики и иных, осуществляющих социальную помощь по территориальному (муниципальному) принципу. В территориальные (районные, муниципальные) службы случаи могут поступать из КДНиЗП, административных органов, учреждений социальной защиты, правоохранительных органов, суда, образовательных учреждений, от граждан.

Территориальная служба примирения должна разработать положение, утвержденное администрацией учреждения. Также возможно внесение дополнений о службе примирения в устав учреждения, должностные инструкции реализующих восстановительные программы специалистов и другие документы.

Территориальные службы могут реализовывать разные программы: медиацию, круги сообществ, школьные конференции, круги заботы, семейные конференции (при условии прохождения подготовки по методике их проведения специалистами службы).

Руководитель (координатор, куратор) территориальной (муниципальной) службы примирения имеет подготовку в качестве медиатора, осуществляет общее руководство службой, планирует развитие и продвижение службы, организовывает порядок и контроль реализации программ, ведет мониторинг и анализ реализации программ в учреждении, выстраивает взаимодействие с заинтересованными учреждениями и ведомствами. По согласованию с КДНиЗП  служба может осуществлять мониторинг реализации программ медиации на территории муниципального образования.

В территориальной (муниципальной) службе примирения медиаторами (при условии прохождения специальной подготовки по медиации) могут быть:

а) сотрудники данного учреждения;

б) взрослые (студенты, сотрудники общественной организации и т.д.)  по согласованию с администрацией учреждения. При территориальной (муниципальной) службе примирения могут быть созданы детские волонтерские объединения по типу школьных служб примирения.

Специалисты территориальной службы примирения могут вести работу в следующих направлениях:

1. Проводить медиацию по конфликтным и криминальным делам из КДНиЗП, судов, школ, по обращению граждан.

2. Осуществлять методическое сопровождение деятельности служб примирения на территории.

3. Осуществлять подготовку медиаторов и кураторов служб примирения.

4. Осуществлять мониторинг и анализ деятельности служб примирения на территории.

Методисты территориальной службы примирения должны иметь  подготовку в качестве медиатора и тренера, опыт проведения программ. Методист может осуществлять методическое сопровождение медиаторов различных служб примирения на территории муниципального образования, проводить обучение медиаторов, в том числе учащихся образовательных учреждений, супервизию, консультирование,  давать экспертную оценку.

Программа примирения в территориальной (муниципальной) службе примирения может проводиться между несовершеннолетними, несовершеннолетним(и) и взрослым(и), между взрослыми в ситуации определения  дальнейшей судьбы несовершеннолетнего.

Допускается, чтобы стороны конфликта были направлены на предварительную встречу с медиатором (где проясняется ситуация конфликта и рассказывается о медиации), но сама медиация проходит только добровольно. Если участниками программы являются несовершеннолетние, то медиатору рекомендуется получить разрешение родителей на участие их детей в восстановительной программе или пригласить родителей  участвовать в  программе.

Результаты проведенной восстановительной программы могут быть учтены при обсуждении семьи или ребенка в судебном заседании или на административном заседании КДНиЗП, вынесении решения о дальнейшей судьбе участников программы.

Особенности службы примирения в системе образования. В системе образования  программы восстановительной медиации могут осуществляться на базе общеобразовательных учреждений всех типов (7 и 8 видов – в исключительных случаях), учреждений дополнительного образования, учреждений среднего профессионального образования, вузов.

В школьную службу примирения (ШСП) обязательно входят учащиеся-медиаторы и взрослый куратор. В школьных службах примирения медиаторами (при условии прохождения специальной подготовки по медиации) могут быть:

а) учащиеся;

б) педагогические работники образовательного учреждения;

в) взрослый (родитель, сотрудник общественной или государственной организации или иной взрослый) по согласованию с администрацией образовательного учреждения.

Возможно совместное ведение медиации взрослым и ребенком.

Куратором службы примирения может быть взрослый, прошедший подготовку в качестве медиатора и готовый осуществлять систематическую поддержку и развитие службы примирения. Куратор должен иметь доступ к информации о происходящих в образовательном учреждении  конфликтах. Задача куратора - организовать работу службы примирения и обеспечить получение службой примирения информации о конфликтах и криминальных ситуациях. Это может быть заместитель директора по учебно-воспитательной работе, психолог, социальный педагог (заместитель директора по социальной работе), уполномоченный по правам ребенка и прочее.

Участниками программ примирения могут быть дети, педагоги, администрация, родители. При медиации конфликтов между взрослыми обязательно участие взрослого медиатора.

Допускается, чтобы стороны конфликта были направлены администратором на  предварительную встречу с медиатором (где проясняется ситуация конфликта и рассказывается о медиации), но встреча между сторонами проходит только добровольно.

Куратор должен получить согласие от родителей медиаторов-школьников на их участие в работе службы примирения.

Служба примирения должна разработать положение, которое должно быть утверждено администрацией образовательного учреждения. Также возможно внесение дополнений о службе примирения в устав образовательного учреждения и другие документы.

Если в результате конфликта стороне нанесён материальный ущерб, то присутствие взрослого на встрече в качестве соведущего обязательно, а куратору рекомендуется пригласить на встречу родителей, либо получить разрешение родителей на участие их детей в данной медиации. По аналогии службы примирения могут создаваться в общежитиях, спецшколах и так далее.

 

Особенности  служб, проводящих медиацию по уголовным делам, находящимся в судебном производстве. Работа службы медиации по уголовным делам, находящимся в судебном производстве, осуществляется на основании документов, легитимирующих ее взаимодействие с судом (это могут быть законы, программы взаимодействия с судом и др.) и не противоречащих российскому законодательству. В них указываются правовые и организационные основы взаимодействия служб примирения с судами, в частности:

механизм передачи на медиацию информации о криминальных ситуациях;

юридические последствия медиации;

категории случаев, передаваемых на медиацию.

В силу того, что в российском уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует институт медиации, ее юридические последствия тождественны юридическим последствиям «примирения», «заглаживания вреда», «исправления осужденного» (понятия, имеющиеся в отечественном законодательстве).

Необходимо проведение систематических встреч сотрудников служб, проводящих медиацию, с судьями, а также другими структурами и специалистами, связанными с медиацией, для уточнения механизмов взаимодействия, информационно-правовой базы и обсуждения новых возможностей проведения медиации на различных стадиях уголовного судопроизводства.

 

Особенности медиации по уголовным делам. Особенность медиации по уголовным делам состоит в том, что центральным ее пунктом является вопрос о заглаживании вреда, причиненного преступлением. Заглаживание вреда не ограничивается возмещением материального ущерба, а включает более широкий спектр восстановительных действий.

Медиация обеспечивает субъективное право сторон на примирение и возможна на всех этапах судопроизводства, независимо от тяжести преступления, а также на этапе исполнения наказания. В зависимости от категории преступления и момента проведения медиации, в результате которой достигнуто соглашение о примирении и заглаживании вреда, предусматриваются разные юридические последствия.

Отправной точкой для проведения медиации должно служить признание обвиняемым основных фактических обстоятельств дела, а не только признание вины в юридическом смысле. Участие в медиации не должно использоваться при дальнейшем разбирательстве в качестве доказательства признания вины.

Продолжение »

Конструктор сайтов - uCoz