…к же. Они собирают «информацию» (воду, питательные вещества, солнечный свет, ветер), анализируют её и выдают соответствующую реакцию (растут, гнутся или вянут). Мы понимаем, что это сравнение ограниченно, и вряд ли можно применить его к низшим формам жизни, но основная идея – в том, что жизненные процессы во многом построены на этих двух функциях: сборе информации и принятии соответствующего решения.

Функция сбора информации: сенсорики и интуиты.

Направим наше внимание на функцию сбора информации, ответственную за бесконечный процесс восприятия информации о мире вокруг нас. (Хотя это только вторая из четырех букв типологического кода, мы начнём именно с этого предпочтения, потому что абсолютно все начинается со сбора информации. К примеру, когда утром звенит будильник, это только «информация». Встретите ли вы новый день с радостью или с ужасом – это уже ваше «решение», то есть совершенно другое дело.)

– Наблюдая за окружающим миром и собирая данные о нем, вы предпочитаете конкретику ? Вам нравится быть практичным ,реалистичным  и наслаждаться осязаемой  стороной жизни? Вас больше интересует опыт , то, что можно потрогать, увидеть и услышать прямо сейчас ? Если это так, то ваша функция сбора информации предпочтена к сенсорике , которую мы обозначаем буквой S . Вы сенсорик, если вам нравится все точное  и последовательное , если при сборе информации вы полагаетесь преимущественно на свои пять чувств –  вы уверены только в том, что можете попробовать на вкус, пощупать, увидеть, услышать и понюхать. Сенсорики предпочитают фокусироваться на фактах  и подробностях  чего‑либо, им не так часто приходится пояснять, что они имеют в виду.

– Возможно, вышеописанным способам сбора информации вы предпочитаете другие, делая акцент на переносный  смысл любого явления. Получая информацию от своих органов чувств, вы немедленно преобразовываете её с помощью интуиции, ища в ней возможности ,смысл  и связи  между разными вещами? Вы предпочитаете рассматривать общую картину ,глобальные задачи  и стараетесь уложить все в некую теоретическую схему ? Вам нравятся слова приблизительно  и случайно ? Если это так, то при сборе информации вы полагаетесь на свою интуицию. Таких людей называют интуитами  и обозначают буквой N . (Дело в том, что буква I , как вы скоро увидите, используется для обозначения другого предпочтения.)

 

Взаимодействие S‑N

 

Различие между сенсориками и интуитами очень принципиально – ведь способ сбора информации очень многое определяет в человеческом взаимодействии. Рассмотрим следующий диалог между сенсориком и интуитом, родившийся из относительно простого вопроса:

Сенсорик: «Который час?»

Интуит: «Уже поздно!»

Сенсорик (удивлённо): «Который час?»

Интуит (настойчиво): «Пора идти!»

Сенсорик (теряя терпение): «Эй, ты меня слышишь? Я спросил: „Который час?“

Интуит (также нетерпеливо): «Три с лишним».

Сенсорик (раздражённо): «Теплее, но ещё не совсем! Неужели я должен задавать простой вопрос четыре раза?»

Интуит (он возмущён, потому что считает, что в первый раз ответил правильно): «Ты просто придираешься».

Примерно так выглядит типичная проблема взаимодействия между сенсориками и интуитами. Помните: сенсорики все воспринимают буквально; когда они задают конкретный вопрос, они ждут конкретного ответа. Интуиты, напротив, могут найти сотню способов ответить на вопрос, ни один из которых не удовлетворит сенсорика.

Для интуитов все относительно: во всем должен быть смысл. Если интуит не ищет что‑то специально, он может пройти мимо этого, не заметив. Сенсорикам очень трудно это понять. Для них предмет реален, он существует, он здесь – как можно его не заметить?

Как‑то раз мы были в гостях у знакомых – жены‑сенсорика и мужа‑интуита. Народу было много, поэтому жена передвинула мебель в гостиной, чтобы всем было удобно. Когда её муж шёл по комнате, он споткнулся о передвинутый ею кофейный столик и упал. Жена рассмеялась. «Как ты можешь быть таким невнимательным?» Муж божился, что не заметил столик. «Но ведь он здесь стоит, – утверждала она. – Как ты мог его не увидеть?»

Поскольку он интуит, ему «незачем» было видеть, что столик передвинули. Если бы он захотел взять журнал или поставить стакан, он, вероятно, заметил бы перемену. Но раз не было необходимости, кофейный столик для него попросту не существовал.

Вот ещё одна сенсорно‑интуитивная дилемма, из библейского «Исхода». Представьте себе положение Моисея, когда он послал двенадцать человек посмотреть на землю Ханаанскую. Из их ответов очевидно, что десять членов группы были сенсориками, а двое – интуитами. Согласно Библии, сенсорики подробно описали, сильны ли живущие там люди, много ли их, чем они занимаются и тому подобное. А интуиты, посмотрев на ту же землю, сказали: «Земля эта течёт молоком и мёдом». Сенсориков это наверняка рассмешило – для них земля не может течь даже водой .

Сенсорно‑интуитивная дилемма может быть очень смешной, на её основе были созданы многие комические сцены. (Вопрос: «Можешь передать соль?» Ответ: «Могу». Или – вопрос: «Что ты нашёл в этой книге?» Ответ: «Около трехсот страниц текста».)

Конечно, интуиты тоже могут быть смешными. Это из них получаются все рассеянные профессора и юные космонавты в мире, те, кто «теряет» очки, которые на них надеты, или пытается сесть в чужую машину на автостоянке. Их привычка не обращать внимание на конкретные подробности может стать источником множества шуток – особенно забавляющих сенсориков.

В действительности, сенсорно‑интуитивная дилемма часто совсем не смешна. Слишком много трудностей в общении возникает из‑за различия интуитивного и сенсорного восприятия: один человек видит лес, а другой – деревья. Типоведение учит нас относиться к этой старой как мир проблеме взаимонепонимания более терпимо и не осуждать людей, которые воспринимают мир не так, как мы.

Сенсорно‑интуитивное различие играет большую роль в том, как мы учимся, особенно в школе. Сенсорики предпочитают учиться на фактах, и лучше всего, если эти факты упорядочены («Сегодня мы обсудим три события, которые привели к началу Первой мировой войны. Первое – это…») Интуиты, напротив, впитывают информацию более случайным образом, часто перескакивая с одной темы на другую. («Рассмотрим политическую систему Германии на рубеже веков и её возможное влияние на начало Первой мировой войны».) Эти различия не исчезают и после школы – они остаются с нами на всю жизнь.

 

Функция принятия решений: логики и этики

 

Теперь давайте рассмотрим функцию принятия решений, ответственную за процесс принятия решений на основе собранной нами информации. В отличие от функции сбора информации, неограниченной и неуправляемой (поскольку она связана с процессом восприятия информации, а не с какими‑либо действиями), функция принятия решений направлена на результат и сконцентрирована на конкретных вещах. Её цель – выносить суждения и принимать решения. К примеру, перед тем как положить в рот кусок жареного мяса, вы видите , что он большой, нежный и сочный, и принимаете решение , что мясо готово, что его можно съесть.

Способы принятия решений, равно как и способы сбора информации, можно разделить на два вида:

– Возможно, вы принадлежите к числу тех, кто в процессе принятия решений предпочитает быть логичным, беспристрастным, рассудительным  и руководствуется объективными  ценностями, вынося суждения. В коллективе такие люди чаще всего игнорируют личные интересы и предубеждения  и стараются принимать решения исходя исключительно из последствий намеченных действий . Такие люди стремятся к истине  и справедливости  ; часто их называют твердолобыми . Они предпочтены к логическим решениям – мы обозначаем это буквой Т .

– Другие же принимают решения, основываясь наличных интересах  и субъективных ценностях . Говоря об этих людях, нельзя не вспомнить такие слова, как гармония ,милосердие  и мягкосердечность . Для них крайне важно знать, какое воздействие окажет решение на людей . Такие люди часто ставят себя на место других  и разделяют чужую боль , поэтому и решения они принимают с помощью этики, которую мы обозначаем буквой F .

Понимание этих предпочтений может оказать заметное воздействие на ваше поведение в различных обстоятельствах. К сожалению, Юнг использовал слова «думающий» и «чувствующий», которые в нашем обществе соотносятся с интеллектом и эмоциями. В результате часто возникает ошибочное толкование смысла этих предпочтений. Важно помнить, что логики не занимают весь интеллектуальный рынок, а этики далеко не всегда брызжут эмоциями. Проясним этот вопрос окончательно: логики умеют чувствовать, а этики умеют думать. Речь идёт о том, чем они предпочитают  пользоваться при принятии решений. В худшем случае логики думают , что этики не слишком хорошо соображают, а этики чувствуют , что у логиков вместо сердца – камень. В лучшем случае логик в любой ситуации привносит в решение объективность, а этик – понимание, как это решение повлияет на других. Однако слишком часто логикам и этикам не удаётся понять друг друга – да они и не особенно стараются. А это неизбежно ведёт к накоплению нерешённых проблем и взаимному недовольству.

 

Как логики и этики принимают решения

 

Представьте себе двух родителей – логика и этика, которые пытаются решить, следует ли позволить дочери‑подростку воспользоваться семейным автомобилем. Несколько дней назад они обещали, что разрешат ей поехать на машине на вечеринку в пятницу вечером, но, увы, началась метель, и теперь состояние дороги оставляет желать лучшего. Итак, появились новые «данные», и решение надо пересмотреть. Проследите за мыслительным процессом логика и этика и обратите внимание, что логик и этик могут разными путями прийти к одному и тому же решению, а выводы людей, принимающих решение одним и тем же способом, могут оказаться противоположны. Характерно не само решение, а путь , который к нему привёл. Итак, вот размышления, характерные для логиков и этиков (ключевые слова выделены курсивом):

Аргументы за то, чтобы она взяла машину.

Логик:  «Мы все можем извлечь из этого урок . Воспитывая детей, мы учимся рисковать , а взрослея – учимся брать на себя ответственность . Родители должны привыкать к тому, что дети действуют самостоятельно: тогда им легче будет смириться с их самостоятельностью , когда они покинут родительский дом. Согласно моим расчётам , в данном случае преимущества нового опыта перевешивают  риск».

Этик:  «Что бы я почувствовала , если бы меня внезапно лишили обещанной машины, наплевав на мои собственные чувства ? Она очень расстроится , если ей придётся звонить друзьям и просить их подвезти её – ведь она планировала, что будет за рулём. На её месте  я была бы раздавлена –  и это можно понять. Я не могу позволить себе быть такой бесчувственной  ».

Аргументы против того, чтобы она взяла машину.

Логик:  «Воспитывать детей – сложная задача , и порой приходится принимать нелёгкие решения .Не всегда эти решения нравятся всем , а иногда они на время делают человека несчастным. Но в мои задачи как родителя не входит вызывать в людях симпатию  и доставлять им удовольствие. Как родитель, я должен принимать ответственные решения , которые могут служить образцом для подражания  и отражать интересы всех окружающих  ».

Этик:  «Помню, когда я была подростком , мои родители выражали любовь  ко мне разными способами. В частности, они не всегда давали  мне то, чего я хотела. Поначалу мне было больно и обидно , но через некоторое время я понимала, что они поступают в моих интересах, потому что любят меня и заботятся обо мне .Любящий родитель может сделать только одно  : не давать ей машину».

И логики, и этики могут быть как очень решительными, так и очень нерешительными. Главное здесь – это процесс; вы заметили, что в приведённом примере логик размышляет объективно и отстраненно, а этик ставит себя на место дочери? Оба они желают дочери добра, оба думают и оба чувствуют, но пути, которыми они приходят к итоговому заключению, совершенно различны. Чаще бывает, что логик и этик не понимают друг друга, и тогда оба они могут попасть в одну и ту же ловушку, придумывая друг другу обидные прозвища и всячески критикуя противоположную сторону.

Как мы уже сказали, когда сравнивали четыре пары предпочтений, функция принятия решений – единственная функция, так или иначе связанная с полом человека: около двух третей всех мужчин в США предпочитают логические решения, примерно такая же часть женщин – этические. Поначалу мужчины и женщины могут быть очарованы этим различием: противоположности действительно притягиваются – но ненадолго. При длительном общении этот фактор становится главным источником межличностных проблем. Более того, женщины логического типа, которые ведут себя так, как «подобает мужчине», нередко подвергаются жестокой критике и получают множество обидных прозвищ. То же касается и мужчин этического типа. Общепринятая точка зрения гласит, что «настоящие мужчины» не демонстрируют своих чувств. А «настоящие женщины» не могут принимать «серьёзных» решений, требующих беспристрастности и способности забыть о собственных эмоциях. Оба утверждения, разумеется, неверны.

Часто проблема логики и этики в мужчинах и женщинах затрагивает и работу. Женщина‑логик в большинстве аспектов своей жизни, и особенно на работе, плывёт против быстрого и свирепого течения. Если она объективна и решительна, коллеги называют её «жёсткой» и «неженственной», а то и похуже. Мужчина‑этик тоже сталкивается на работе с определёнными проблемами; его могут считать «тряпкой» лишь потому, что он чувствителен и заботлив. Впрочем, как это часто бывает, мужчинам несколько проще: хотя им тоже приходится плыть против течения, течение это не столь жестоко, как то, с которым борется женщина‑логик.

Мы полагаем, что функция T‑F наиболее тесно связана с определением любви: этик хочет испытывать  любовь, а логик хочет её понимать . Вспомнив о половом различии этой функции, мы поймём, каким образом это провоцирует серьёзные конфликты во многих парах. (Подробнее об этом мы расскажем в главе 7.)

Источник энергии: экстраверты и интроверты

 

Мы уже описали предпочтения, связанные со сбором информации и принятием решений. Ещё один важный момент – это источник энергии, определяющий, где и как мы применяем первые две функции. Мы уже знакомы с двумя основными предпочтениями:

– Наблюдая за миром и принимая решения, вербализуете  ли вы многое из того, что увидели и придумали, – то есть предпочитаете ли вы применять эти функции во внешнем  мире, мире других людей? Вам свойственно сначала открывать рот, а потом уже начинать думать? Вас вдохновляет общение с людьми  и действие ? Вы чувствуете себя опустошённым, когда проводите слишком много времени в одиночестве? Вы предпочитаете говорить , а не слушать? Часто ли вы уходите с вечеринок и встреч, думая: «Когда же я научусь держать рот на замке?» Если да, то вы, вероятно, экстраверт (обозначается буквой E  ). Вы экстраверт, если слова вроде живой  или популярный  нравятся вам больше, чем спокойный  и конфиденциальный.

– А может быть, вы предпочитаете держать ваши наблюдения и решения при себе ? Вас вдохновляют мысли  и идеи , но утомляют жаркие споры? Вы предпочитаете слушать , а не говорить? Часто ли вы уходите с вечеринок и встреч, думая: «Почему же я этого не сказал?..» Если да, то вы, скорее всего, склонны к интроверсии, которую мы обозначаем буквой I . Вы интроверт, если вам необходимо «подзарядиться» – побыть наедине с собой и своими мыслями, после того как вы проведёте несколько часов с одним или несколькими людьми.

Согласно теории Юнга, различие между экстравертами и интровертами – наиважнейшее различие из всех четырех, потому что оно связано с источником, направлением и средоточием энергии человека. Отсутствие понимания между этими двумя типами может привести к серьёзным межличностным конфликтам.

Как мы уже сказали, экстраверт получает энергию из внешнего мира; следовательно, все, что экстраверту дарит бодрость, душевный подъем и вдохновение, лишь утомляет интроверта. Обратное также верно: раздумья, самоанализ и одиночество, из которых интроверт черпает энергию, экстраверта только опустошают. Следовательно, и дома, и в школе, и на работе решающее влияние на качество работы и жизни человека оказывает то, насколько обширны его возможности подзарядиться энергией из желанного источника. Исключительно важно, чтобы интроверты поняли, как устроены экстраверты, и наоборот.

 

Взаимодействие интровертовс экстравертами

 

В американском обществе интровертов примерно в три раза меньше, чем экстравертов. Следовательно, им приходится ещё в раннем возрасте развивать специальные навыки адаптации, потому что общество чрезмерно давит на них, требуя стать такими, как все. Каждый день, почти с первой минуты пробуждения, интроверт подвергается нажиму: соответствуй внешнему миру!

Школьные учителя невольно мучают интровертов, когда объявляют: «Ваша итоговая оценка на треть будет зависеть от вашей активности в классе». До этого объявления интроверты и экстраверты находились в равных условиях. Но как только новое правило вступает в силу, экстраверты получают преимущество. Когда учитель в классе ставит вопрос, интроверт реагирует следующим образом: «Я знаю ответ. Мне просто надо сосредоточиться». В это время экстраверт думает: «Я знаю ответ. Стоит мне начать говорить, как все будет ясно». А потом поднимает руку – или просто выкрикивает: «Ну‑ка, ну‑ка. Я думаю, что правильный ответ – это…» И бабац –  ответ становится ясен в самый последний момент. Второй экстраверт неизбежно повторяет тот же ответ своими словами – но нет ничего более отвратительного для настоящего интроверта, чем повторить в третий раз то, что уже дважды было сказано без ошибок; интроверты не любят тратить слова зря. (Экстраверты, напротив, славятся излишним многословием.) Кто же, по‑вашему, получит более высокую оценку за «активность в классе»?

Важно понимать, что ни один способ отвечать на вопросы не превосходит другой. Оба они вполне нормальны. Сложности начинаются тогда, когда мы выносим суждения об этих предпочтениях, выставляя оценки, повышая в звании и одаривая иными наградами.

Даже самим экстравертам может быть сложно с другими экстравертами. Например, когда они что‑то теряют – будь то ключи от машины или собственный ход мыслей, – им свойственно «проговаривать все назад», пока они не найдут искомое («Так о чем бишь я говорила? Ну‑ка, посмотрим… Я говорила о сериале „Узел затянулся“, потому что одна из серий на прошлой неделе напомнила мне о дочери секретарши моего мужа и том французе, с которым она встречается, я это вспомнила, когда рассказывала вам про – ах, да, я пыталась восстановить рецепт суфле, которое я готовила вчера вечером»). Тем самым экстраверты не только вторгаются в личное пространство всех окружающих, но и попросту исторгают потоки слов, кажущихся совершенно никчёмными. В этот момент интроверт, чувствуя свою правоту, может вскочить и сказать: «Ищи глазами, а не языком!» или что‑то подобное. В конечном итоге такие комментарии становятся скрытыми (или не очень скрытыми) намёками на то, что существуют предпочтительные, одобренные обществом правила поведения – даже когда дело касается потерянных вещей.

Интровертам может быть исключительно трудно приспособиться к экстравертам. Представьте себе, что происходит, когда интроверту нужно побыть в одиночестве. Как правило, экстраверты не просто вторгаются в личное время интроверта, они могут даже попытаться вовсе лишить его такой привилегии. К примеру, родители‑экстраверты часто заставляют детей‑интровертов выходить на улицу и играть с другими детьми («Что же ты делаешь  один в своей комнате?»), а начальники‑экстраверты заставляют подчинённых‑интровертов участвовать в коллективных обсуждениях или других экстравертных видах деятельности. Мы нередко видим менеджеров‑интровертов, работающих в «камерах», разделённых только низкими перегородками, без всяких стен от пола до потолка. Ирония ситуации в том, что, хотя такая обстановка создаётся специально, чтобы способствовать эффективной работе, она способствует преимущественно головной боли интровертов, которым необходимо личное пространство для размышлений и анализа информации. Для принятия хороших и чётких решений интровертам требуется одиночество. Они не желают, чтобы чужие телефонные звонки вторгались в их личное пространство.

Но не только интроверты страдают от этих различий. Противоположная проблема возникает, когда менеджера‑экстраверта, достигшего вершины успеха, награждают личным кабинетом с закрывающейся дверью, отрезая его от всех остальных сотрудников, которые как раз и заряжали его энергией и вдохновением для достижения успехов! Такой менеджер устанавливает «правило открытых дверей», внушает подчинённым чувство вины, если они не «заходят поболтать», и большую часть рабочего дня проводит вне своего кабинета; подчас мы можем встретить его бегающим по офису, здоровающимся со всеми, кто находится в пределах досягаемости, спрашивающим «как дела?», нередко занимающимся чьим угодно делом, кроме своего собственного.

Важно помнить, что оба типа поведения совершенно нормальны, в зависимости от того, кто их осуществляет. Интроверты и экстраверты черпают силы и энергию из подходящей им обстановки. И любого из них выбивает из колеи необходимость слишком долго работать в чуждых условиях, каких бы успехов они в этом ни добились.

В общении между экстравертами и интровертами существует больше проблем, чем вы можете представить. К примеру, экстраверты гораздо больше нуждаются в том, чтобы их в открытую хвалили, чем интроверты. Интроверты, напротив, подозрительно относятся к чрезмерным восхвалениям. Конечно, и тем и другим нужно поощрение, но если интроверта слишком много хвалят, он начинает задаваться вопросом, зачем это нужно и что за этим стоит, а для экстраверта словосочетание «слишком много хвалить» попросту несуразно. Поэтому менеджеры‑экстраверты и родители‑экстраверты часто захваливают детей и подчинённых; если те оказываются также экстравертами, им это нравится, но если похвалы достаются интроверту, он начинает подозревать, что они поверхностны, излишни и даже фальшивы. Это, в свою очередь, смущает тех, кто хвалит. Они думают: а стоит ли игра свеч, может, и вовсе не надо никого хвалить? – несмотря на свою привычку поощрять человека как можно более явно. Аналогично менеджеры‑интроверты и родители‑интроверты часто удерживаются от похвалы, даже если знают, что их дети или подчинённые были бы рады её услышать, ведь интроверт чувствует себя неестественно, когда хвалит кого‑то вслух. Это, в свою очередь, расстраивает экстраверта, он чувствует себя отвергнутым или по меньшей мере не оценённым по заслугам. Оба действуют правильно в соответствии с особенностями своего типа, но при этом посылают друг другу неверные сигналы.

Поведение экстравертов иногда бывает просто удивительным. Типичный экстраверт может зайти в комнату, описать ситуацию, спросить, что об этом думают окружающие, прийти к собственному выводу, поблагодарить всех присутствующих в комнате и выйти, ни разу не прервав собственный ход мысли. Интровертов такое поведение не просто удивляет (а порой и забавляет), они задаются вопросом: а нужен ли был экстраверту ответ? У интровертов все наоборот: они размышляют про себя, прокручивают в голове множество возможных сценариев, приходят к какому‑либо выводу, не сказав при этом никому ни слова. Более того, если интроверту задать вопрос, он может даже поклясться –  совершенно искренне, – что сообщил экстраверту своё решение. Дело в том, что он так тщательно отрепетировал у себя в голове всю ситуацию, включая разговор с экстравертом, что ему кажется, будто он и правда поделился своими мыслями, хотя на самом деле он и слова не сказал на эту тему. Очевидно, что такие пробелы в общении ведут к спорам и ссорам. Печально, что в обеих ситуациях – когда экстраверт выбалтывает все подряд и когда интроверт держит все в себе – обе стороны, скорее всего, получили бы пользу от соображений друг друга, если бы смогли установить нормальный контакт.

Очень важно помнить, что в реальной жизни мы почти никогда не имеем дела с крайностями. То есть большинству экстравертов нужно время от времени «побыть интровертами», и наоборот. Всем нам свойственно и то, и другое. Как мы неоднократно уже повторяли, в типоведении речь идёт лишь о предпочтениях .

 

Образ жизни: рационалы и иррационалы

 

Итак, мы изучили функцию сбора информации, согласно которой люди делятся на сенсориков и интуитов, и функцию принятия решений, согласно которой люди делятся на логиков и этиков. Мы обсудили, как и где вы предпочитаете применять эти функции – во внешнем мире, если вы экстраверт, или во внутреннем, если вы интроверт. Таким образом, мы расшифровали три буквы из четырех, сумма которых составляет тип личности. Наконец, мы приступаем к области, которая, по нашему мнению, является наиболее серьёзным источником напряжения в общении. Последняя буква определяет, какую функцию – сбора информации или принятия решений – вы чаще всего используете при контакте с внешним миром, и на словах, и в делах.

Вот очередная пара предпочтений:

– Если обстановку, которую вы создали вокруг себя, можно охарактеризовать словами структура, расписание, порядок, план  и контроль , а сами вырешительны ,осмотрительны  и не испытываете затруднений, вынося суждения , скорее всего, вы предпочитаете использовать функцию принятия решений при взаимодействии с окружающим миром; вы – рационал (обозначается буквой J  ). Рационалы планируют свою работу  и воплощают свои планы в жизнь . Даже свободное время у них организовано. Для рационала существует «правильный» и «неправильный» способ делать что угодно.

 

Планы превыше всего

Рационал: «Каждое утро я планирую, что буду делать днём. Когда кто‑нибудь приходит и просит меня сделать что‑то незапланированное, я чувствую себя так, как будто он прошёлся по моему чистому ковру грязными ботинками».

– Если же вы создали вокруг себя обстановку, которая позволяет вам быть гибким, спонтанным, легко приспосабливающимся  и быстро реагирующим  на различные ситуации, если вам неприятно принимать решения и быть вынужденным претворять их в жизнь, если другим людям часто бывает трудно понять, какова же все‑таки ваша точка зрения на некий вопрос, вы, скорее всего, предпочитаете использовать функцию сбора информации при взаимодействии с окружающим миром. Следовательно, вы относитесь к иррационалам, которых мы обозначаем буквой P . Иррационалы в большинстве случаев действуют по правилу «поживём‑увидим»: что нужно сделать по работе, как решить некоторую проблему, чем заняться сегодня днём.

Другими словами, иррационалы предпочитают воспринимать, постоянно собирать информацию об окружающем мире, а не принимать решения (выносить суждения) по любому вопросу. Рационалы, напротив, чаще выносят суждения и принимают решения, чем реагируют на новую информацию, даже (а может быть, и в особенности) если эта информация может изменить их решение. В крайних случаях иррационалы буквально не в состоянии принимать решения, а для рационалов совершенно немыслимо изменить то, что он уже решил. Впрочем, такие крайности – скорее исключение, чем правило.

 

Не следуй за мной, я потерялся

Мы обнаружили, что карты ограничивают творческое начало интуитивных иррационалов, когда те за рулём. Они могут сворачивать не там, где надо, не пренебрегают лишними объездами и исследуют дороги, не обозначенные на карте. Часто все кончается хорошо и они благополучно прибывают в место назначения, но для других типов это может быть изрядным испытанием нервов. Для NP‑типа процесс достижения цели не менее важен, чем сама цель.


Предпочтение, которое труднее всего скрыть

 

Так почему же мы говорим, что предпочтение рациональности‑иррациональности так сильно осложняет человеческие контакты? Вот одна из причин: в отличие от остальных трех пар предпочтений (сенсорика/интуиция, логика/этика, экстраверсия/интроверсия), предпочтение рациональность/иррациональность очень трудно постоянно скрывать от окружающих. Интроверт, например, может, потренировавшись, достаточно неплохо изображать экстраверта. Можно принять сенсорика, решившего обсудить абстрактную теорию, за интуита, а впавшего в сентиментальность логика – за этика. Но проще всего отличить рационала от иррационала, и вы поймёте это сразу, как только начнёте заниматься типоведением в реальной жизни. Дело в том, что это предпочтение больше всего влияет на наше взаимодействие с другими людьми.

Рассмотрим, например, следующие три иррациональных утверждения:

– «Я видел новый фильм Феллини».

– «Об этом фильме Феллини много пишут».

– «Фильм Феллини недавно вышел на студии Paramount».

Вы заметите, что ни одно из утверждений не содержит суждений – непонятно, как говорящий относится к Федерико Феллини и как он оценивает новый … Продолжение »

Конструктор сайтов - uCoz