…t-align: justify;">Вес: кто приобретает и кто теряет?

 

Поначалу мы заинтересовались, как диеты связаны с типоведением, но впоследствии наши исследования распространились на расстройства, связанные с едой и отказом от курения, а в будущем, возможно, они прольют свет и на другие виды зависимости. Люди со всей страны говорят нам, что верят в наши исследования насчёт типа и веса. Мы планируем продолжить наши наблюдения в этой области.

Одно из наиболее захватывающих открытий мы сделали на семинаре, который проводился в университете Мэриленда в 1983 году для группы диетологов, консультантов и специалистов по контролю веса. Они сообщили нам, что, согласно их статистике, большинство людей, страдающих от анорексии и булимии, принадлежат к типам INFP и ENFP. Это вполне соответствует нашему предположению, что экстраверты, интуиты, этики и иррационалы гораздо больше страдают от проблемы лишнего веса, чем интроверты, сенсорики, логики и рационалы. В чем причина?

Причин несколько:

– Экстраверты в целом более общительны и ориентированы на слова, вследствие чего они часто едят и пьют за разговором с друзьями, в кафе или в гостях. Интроверты, напротив, склонны сосредотачивать внимание на своём внутреннем мире, им проще себя сдерживать. В то время как экстраверты обычно едят просто так, интроверты сначала подумают, нужно ли им в действительности поесть, прежде чем это сделать.

– Сенсорики, будучи более приземлёнными и материальными людьми, лучше ориентируются в своих ощущениях и понимают, когда они уже сыты. Интуиты, напротив, любят строить теории о похудении – но при этом продолжают есть.

– Логики, как правило, более объективно смотрят на вещи и едят тогда, когда это необходимо с рациональной точки зрения. Более заботливые и внимательные этики нередко предлагают другим (и себе) поесть, чтобы решить проблему («Съешь пирожок. Тебе станет легче»), а также едят, чтобы никого не обидеть. Логики могут вежливо отказаться от предложенного им блюда, если они не голодны, а этики скорее пожертвуют фигурой, чтобы порадовать других.

– Рационалы, ориентированные на порядок и достижение целей, с относительной лёгкостью следуют планам и расписаниям, включая диеты. Иррационалы очень восприимчивы и любопытны к новой информации – даже если эта «информация» представляет собой лакомый кусочек пищи. Их девиз: «Я могу сесть на диету завтра».

Аналогичное открытие было сделано на другом семинаре, посвящённом отказу от курения. Исследование показало, что интуитам, иррационалам и экстравертам труднее всего бросить курить (это смогли сделать только 62%, 55% и 54% людей с указанными предпочтениями, соответственно). Наиболее высокие показатели успеха были обнаружены среди интровертов (80%), рационалов (76%) и сенсориков (73%). Заметных различий между логиками и этиками в этом вопросе обнаружено не было.

Мы также провели наблюдения, чтобы выяснить, какому типу какой вид диеты подходит. Например, экстравертам нужно заключать некое соглашение с окружающими, превращать свою диету в общественное мероприятие. Пример: «Я хотел бы сесть на диету. Мне надо сбросить около пяти фунтов. Я буду держать тебя в курсе своих успехов». Когда все вокруг знают, что экстраверт сидит на диете, это заметно повышает его сознание ответственности.

Этикам, как правило, тяжело сидеть на диете – ведь для них еда является очень важной концепцией. Совместный приём пищи для них – это способ продемонстрировать близкие и тёплые отношения с людьми. Еда – это то, что можно дарить окружающим и необходимо принимать с благодарностью от других. Еда нередко становится утешением и радостью для этиков. Диета (как и отказ от курения) для этиков наиболее вероятна и привлекательна тогда, когда мотивация лежит в сфере человеческих отношений.

Во всем, что касается диет, у рационалов есть неоспоримое преимущество – ведь диета предполагает постановку и достижение цели, часто в сочетании с чётко организованным планом приёма пищи и жёсткими временными рамками. Вести список всего съеденного, взвешивать и измерять калории в продуктах и тому подобные диетологические технологии – это действия, которые отлично подходят рационалам, но могут довести иррационала до морального изнеможения, заставляя его открывать холодильник в поисках утешения.

Диеты и другие способы контроля дурных привычек напрямую связаны с темпераментами, о которых мы говорили в главе 4. Например, представитель типа NF, сидящий на диете, вдохновляется личными отношениями и, вероятно, требует более частых выражений одобрения от близких и друзей. Поэтому его проблемы с пищей и лишним весом могут лишь усугубиться, если в отношениях что‑то пойдёт наперекосяк. Людям типа NT, по своей природе тяготеющим к соревнованиям, свойственно состязаться с самими собой, когда они садятся на диету. У них всегда есть «идея получше», поэтому они берут уже существующую диету, улучшают её и начинают экспериментировать с собственным нововведением. В целом интуитов больше привлекает интрига и загадка процесса сидения на диете, нежели непосредственные механизмы самой диеты.

Что касается типа SJ, эти люди наиболее ответственно относятся к приёму пищи; если у них и возникают проблемы с лишним весом, это обычно вина других предпочтений – экстраверсии или логики с этикой. Все иррационалы, в особенности сенсорные, стараются держаться подальше от постановки целей и составления списков. Они предпочитают устраивать «разгрузочные дни».

 

Юмор: кто как рассказывает анекдоты

 

Шутки, анекдоты и юмор в целом невероятно тесно связаны с типоведением. Безусловно, кое‑что можно понять из самой природы восьми предпочтений: экстраверсия заставляет смеяться над другими, интроверсия – над самими собой. Сенсорика помогает смеяться над абсурдностью реальности, а интуиция позволяет находить смешное в вещах, казалось бы, никак не связанных – игра слов, каламбуры и многое другое. Логика помогает смеяться над самыми грустными моментами жизни, а этика учит смеяться над некоторыми моментами в близких отношениях, которые иногда нас пугают. Чёткие и организованные рационалы прекрасно рассказывают анекдоты, а гибкие и спонтанные иррационалы – наиболее остроумны и находчивы.

Это ещё не все. Вас наверняка не удивит тот факт, что экстраверты предпочитают рассказать анекдот, а не выслушать. Каламбуры и лимерики – царство интуитов, в то время как буквальный юмор («Что ты нашёл в этой книге?» – «Около 250 страниц текста») принадлежит сенсорикам. Юмор логиков обычно довольно‑таки жёсткий – например, циничные шутки на тему секса и национальности, а этики, хотя и смеются над такими шутками (испытывая в глубине души чувство вины), предпочитают тёплый, добрый и позитивный юмор. Чёрный юмор наиболее свойствен логикам и рационалам.

Лучше всех рассказывают анекдоты рациональные экстраверты, на втором месте – рациональные интроверты. Остроумные спонтанные замечания лучше всего удаются иррациональным экстравертам и иррациональным интровертам. Мы считаем, что интуитивные этики – наиболее сентиментальные и идеалистичные из всех юмористов; если вокруг ценится более жёсткий юмор, они теряют конкурентоспособность. Что же касается интуитивных логиков, они – мастера каламбуров и загадок; они также очень любят, когда им дают возможность решать подобные юмористические задачи. Им же принадлежит и большинство плохих шуток, от которых окружающие только стонут. Иррациональные сенсорики тяготеют к практическим розыгрышам и не прочь оказаться жертвой – ведь в следующий раз они могут подстроить вам ловушку получше. Шутки и забавные истории рациональных сенсориков (в особенности если они логики) наиболее ядовиты и одновременно с этим бывают самыми смешными – хотя бы потому, что у их историй всегда бывает и начало, и конец.

 

Секс: кто, что, где и когда?

 

Нельзя обойти вниманием этот безусловно важный вопрос, поэтому мы поделимся с вами некоторыми наблюдениями. Во‑первых и в‑главных, мы выяснили, что рационалы – сознательно или бессознательно – планируют свою сексуальную жизнь. У них часто есть собственные ритуалы и процедуры распределения времени, в рамках которых половой акт становится частью деятельности, запланированной на неделю. Как‑то раз один рационал пришёл домой ровно в 17.05 в преддверии званого ужина, который должен был состояться у него дома в 19.30. К своему удивлению, он обнаружил, что жена (ярко выраженная иррационалка) встречает его полуодетая, соблазнительная и явно в игривом настроении. Муж отреагировал совсем не романтично: он резко напомнил жене о запланированном ужине и необходимости подготовиться к нему. Она обиделась и почувствовала себя отверженной. Этот эпизод не только не принёс супругам желанной близости, но и испортил вечер: званый ужин начался ровно в 19.30, но весь вечер в доме стояла тяжёлая атмосфера семейной ссоры – жена сердилась, муж чувствовал себя виноватым.

Это одна из очевидных потенциальных опасностей. Гораздо менее очевидны проблемы, которые может создать богатое воображение интуита – воображение, рисующее картины, которые всегда прекраснее реальности. Сенсорики любят фантазировать о половом акте – после  него. А экстраверты испытывают потребность говорить до, после и во время секса – что тоже может повлечь за собой серьёзные проблемы, особенно если партнёром окажется интроверт, которому необходимо пережить все это внутри себя – до, после и во время. Чёткие и объективные логики с удовольствием (и, с точки зрения этиков, слишком много) анализируют свои сексуальные достижения с целью самосовершенствования; этиков подобный подход коробит, они боятся, что сила их личных переживаний померкнет на фоне рассудочного анализа. Если вы обсуждаете такие вещи, не владея пониманием типологических различий между людьми, вы рискуете задеть чувства другого человека, получить отказ, поссориться – и далее вплоть до расставания с партнёром.

 

Спорт: кого волнует процесс, а кого – победа?

 

Мы не станем утверждать, что с помощью типологии можно выявить потенциальных чемпионов, но мы обнаружили занимательные взаимосвязи между типом и спортивными способностями. Контактные виды спорта больше привлекают сенсориков и логиков, которые стремятся к немедленному удовлетворению. Но чем более разносторонним в типологическом смысле будет спортсмен, тем лучше. Это наглядно продемонстрировали недавние попытки включить в программу тренировки футболистов балетную подготовку, ведь балет – значительно более интуитивная и этическая дисциплина, нежели футбол.

Если проанализировать почти любой вид спорта, можно увидеть в нем вполне отчётливые типологические черты. Например, гольф можно отнести к типу INTP: постоянное соревнование с самим собой (интроверсия); зависимость результата каждого движения от различных внешних факторов, таких, как рельеф местности и погода (интуиция и иррациональность); на основании этой информации принимаются объективные решения (логика), которым могут лишь повредить такие вещи, как суеверие и межличностные взаимоотношения. Агрессивный защитник в футбольной команде – тот, кто блокирует нападающих противника, чтобы его команда могла продвигаться вперёд, – скорее всего, ISTJ: он контролирует свою территорию и отчитывается в первую очередь перед самим собой (интроверсия); он должен хранить в памяти множество пройденных игр и точно знать, где он должен быть в каждый момент игры (сенсорика и рациональность); он знает, что противника нужно уничтожить, и прилагает все усилия к достижению этой цели, не задумываясь о чувствах противника (логика) – ведь и правда, члены противостоящих команд могут быть в жизни лучшими друзьями. Свойственное ISTJ стремление к совершенству делает их прекрасными игроками. Хоккей и лыжные гонки, напротив, ориентированы на немедленное действие. Хоккеист вполне может принадлежать к типу ESTP, а лыжник – к типу ISTP. Хоккей – командный спорт, ориентированный на зрителей (экстраверсия), а лыжный спорт – индивидуальный (интроверсия). Оба эти вида спорта предполагают возможность получить немедленный результат (сенсорика) и требуют полной и постоянной сосредоточенности на изменчивых обстоятельствах (иррациональность, в особенности сенсорная). Холодный расчёт (логика) позволяет победить соперника, внешние препятствия и самого себя. И хоккеисты, и лыжники должны обладать способностью к концентрации внимания и мгновенной реакцией. «Если остановишься, чтобы подумать, – проиграешь» – вот девиз спортсмена SP.

К спортивным занятиям в юном возрасте лучше подходить с точки зрения типологии, чем стандартных общественных стереотипов. К примеру, дети‑этики обычно чувствуют дискомфорт, играя в жёсткие соревновательные игры, но под давлением родителей и друзей продолжают это делать – хотя участвуют в игре лишь телом, а не душой. Вероятно, интуитивно‑иррациональные дети не так быстро овладевают координацией движений, как другие, поскольку их меньше интересуют конкретные вещи, и им трудно сосредоточиться на мелочах, необходимых для того, чтобы стать спортсменом. Типоведение может пригодиться родителям, которые не могут решить, нужно ли подталкивать ребёнка к занятию каким‑либо видом спорта, если сам он не горит желанием этим заниматься. С другой стороны, неразумно было бы мешать ребёнку, искренне любящему спорт, проявлять себя в этой деятельности, потому что она якобы не соответствует его типу.

 

Религия: кто как верит?

 

Церковный и религиозный опыт нередко отражает типологические склонности. Можно утверждать, к примеру, что простые и приземлённые традиции методистов и баптистов более привлекательны для сенсориков, а символичность и торжественность лютеранской и епископальной церкви нравится интуитам. Концептуальные и либеральные идеи, на которых основаны унитаризм и христианская наука, вызывают интерес у логиков, особенно интуитивных. Харизматики располагают к себе иррациональных сенсориков, а консерваторы и фундаменталисты – рациональных сенсориков. Несомненно, церковная принадлежность человека связана в основном с семьёй и воспитанием, но мы считаем, что тип личности также может повлиять на религиозную активность.

Даже внутри каждой религии прослеживаются типологические различия. Возьмём, к примеру, католицизм и иудаизм. Каждая ветвь католической церкви – орден францисканцев, орден иезуитов и т. д. – обладает определёнными типологическими особенностями, которые привлекают одних людей и отталкивают других. (Например, среди францисканцев много SFP, среди иезуитов – NT и NF.) Похожая картина наблюдается и в иудаизме: последователи прогрессивного иудаизма гораздо больше склонны к интуиции, нежели консерваторы, которым ближе сенсорика и рациональность.

 

Спасибо за все

Я – интуитивный этик (NF), а моя жена – иррациональный сенсорик (SP), и различия между нашими характерами проявляются, в том числе, и во время молитвы. Я благодарю Бога за все, что только можно вообразить, – за Библию, за церковь, за хорошую атмосферу дома и благополучный брак. Моя жена благодарит его за дом, машину, пищу и одежду.

Интересно то, что многие священнослужители – интроверты, которых вначале привлекает внутренняя глубина и богатство теологии, но потом оказывается, что работа священника требует в основном экстравертной деятельности. Поэтому в церковных сферах преобладают экстраверты, интуиты, этики и рационалы. Несмотря на этот факт, «идеальному» священнику – будь то пастор, раввин или православный батюшка – больше подошли бы такие качества, как интроверсия (размышления и самоанализ), интуиция (воображение и символичность), этика (чувства и отношения) и иррациональность (восприимчивость и спонтанность). И тем не менее приходская деятельность апеллирует к экстраверсии (найди и приведи нам новых членов), сенсорике (заработай денег и оплати счета), логике (веди дела разумно для всеобщего блага) и рациональности (чтобы во всем был порядок). Не случайно многие церкви отличаются высокой строгостью правил и принципов – вполне в духе ESTJ.

 

Политика: кто лучший лидер?

 

Пока что идеи применения типоведения в политике остаются преимущественно теоретическими – политики, как правило, не склонны проходить психологические тесты, поэтому о их типах известно немногое. Но эта область – великое искушение для любого, кто интересуется человеческой психологией. Политик, способный привлечь к себе все внимание, почти наверняка окажется экстравертом, а тот, кто достаточно чётко проводит границу между общественной и личной жизнью, скорее всего, интроверт. Неудивительно, что в США – стране преимущественно экстравертной – наибольшую популярность завоевали в наше время президенты‑экстраверты (Трумен, Эйзенхауэр, Кеннеди, Джонсон, Рейган), а лидерам‑интровертам (Никсону, Форду, Картеру) пришлось потрудиться, чтобы привлечь симпатии публики. В исторической перспективе труднее оценивать президентов, склонных к интроверсии, потому что их деятельность не так заметна. Экстраверта оценить значительно проще – хотя бы потому, что он сам при первой же возможности расскажет вам о своих успехах.

Советники и специалисты по рекламе оказывают огромное влияние на внешние и внутренние проявления политических деятелей, поэтому тип личности самого политика определить подчас бывает очень трудно. Но типы некоторых знаменитых деятелей не вызывают ни малейших сомнений. Очевидно резкий, грубоватый и приземлённый стиль Гарри Трумена указывает на его принадлежность к типу ESTJ – экстраверт, сенсорик, логик, рационал. Мягкий и обаятельный Рональд Рейган – великий миротворец – наглядно демонстрирует черты ENFJ – экстраверсию, интуицию, этику и рациональность. Вряд ли случайно то, что этот тип преобладает среди священнослужителей и продавцов подержанных автомобилей.

 

Глава 10. Шестнадцать типов

 

«Как мы могли проиграть, ведь мы играли от всей души?»

 

Мы не первые, кто взялся за составление портретов всех шестнадцати типов. За полтора десятка лет работы с типоведением – тестирования, консультирования, обучения и других видов контакта с тысячами людей – мы собрали достаточно материала, чтобы составить описания, основанные не только на теории, но и на практическом опыте конкретных людей. Наши описания ни в коей мере не претендуют на звание истины в последней инстанции – скорее, это некие ориентиры, которые могут вам помочь лучше понять себя и других.

Потенциальная опасность создания описаний типов заключается в том, что обычно их рассматривают как жёсткие конструкции, состоящие из застывших и неизменных характеристик. В таком случае описания будут скорее ограничивать, а не освобождать, тем самым лишая смысла основную задачу типоведения – позволить другим «быть самим собой».

Читая описание вашего собственного типа, вы обнаружите, что некоторые его части подходят вам лучше, чем другие. Но не думайте, что если несколько утверждений кажутся вам неверными, значит, само описание ошибочно. Есть вероятность, что другие люди видят в вас то, что вы сами не видите. Если вы всерьёз сомневаетесь в точности вашего типологического портрета, вы можете прочитать описание типа, противоположного вашему: ENFP, если вы ISTJ, или ISFP, если вы ENTJ. Это поможет вам взглянуть на ваше собственное описание с более общей точки зрения. Возможно и то, что, прочитав описание вашего типа, вы решите пересмотреть свою точку зрения на собственный тип.

Иногда типологические описания обвиняют в сходстве с гороскопами: слишком общие утверждения, которые подойдут любому. Но это неправда. Мы считаем, что наши описания отражают сочетание классической теории Юнга и многолетних клинических исследований. Безусловно, положительного в них больше, чем отрицательного. Но для мира психологии, привыкшего к патологиям, это, скорее, шаг вперёд.

 

ISTJ

Делать, что должно

 

Вероятно, ни в каком другом типе чувство ответственности и прагматичность не развиты так сильно, как в интровертах‑сенсориках‑логиках‑рационалах (ISTJ). Во имя ответственности эти интроверты овладевают навыками общения, выражения своих мыслей и установления межличностных контактов в любой момент – лишь потому, что «так надо». В определённых обстоятельствах они могут казаться такими открытыми и общительными, что их можно принять за экстравертов. Но не делайте этой ошибки: будучи самым закрытым из всех шестнадцати типов, эти интроверты лишь надевают маску экстраверта при необходимости, а их внутренняя сущность при этом не меняется.

Корни исключительной ответственности ISTJ лежат в сенсорном предпочтении их функции сбора информации. Другими словами, внимание ISTJ направлено вовнутрь и сосредоточено на объективных, сиюминутных, конкретных и реалистичных данных. Живя «здесь и сейчас», они не делают предположений и ничего не принимают на веру. Все, что попадается им на глаза, они осмысляют объективно и материалистично (логика), а затем немедленно организуют и раскладывают по полочкам (рациональность). Поскольку для них это очень просто и естественно, они ожидают такого же поведения буквально от всех окружающих. Они чрезвычайно требовательны и дома, и на работе, и даже на отдыхе, им нередко бывает свойственно навязывать другим людям свою волю. Некоторым они кажутся чрезмерно нетерпеливыми, настойчивыми и упрямыми.

Как и INTJ, с которыми они разделяют три общих предпочтения (интроверсия, логика и рациональность), они часто демонстрируют превосходные успехи в учёбе и работе, нередко достигая высокого положения – староста класса, менеджер проекта и лидер сообщества, которое может казаться неподходящим для интровертного типа. Но ISTJ не считают, что им это не подходит, они просто выполняют свой долг – «делают, что должно» (хотя и не то, что для них естественно. Несомненно, «долг» – ключевое слово мантры ISTJ, как и всех остальных рациональных сенсориков. Для них главное – это результат, поэтому они отдают предпочтение не удобной и привычной интроверсии, а сложной и отнимающей силы экстраверсии).

В нашем обществе все женщины‑логики плывут против течения, но особенно это касается женщин типа ISTJ. Их ответственность и упрямство хотя и вызывают восхищение, но всецело противоречат принятым в обществе стандартам женского характера. Кроме того, будучи в глубине души консерваторами, женщины‑ISTJ испытывают постоянный внутренний конфликт, пытаясь найти компромисс между традиционными женскими ролями – воспитание детей, забота о семье – и присущей им объективностью и организованностью (TJ). Мужчины этого типа, напротив, идеально вписываются в «мужскую» социальную модель, причём настолько, что этот тип удостоился ярлыка «мужской тип». Неудивительно, что женщине нелегко мириться с таким ярлыком (но многих женщин‑ISTJ это не смущает).

Дома у ISTJ всегда чисто и опрятно, они замечательно организовывают домашнее хозяйство. Им нравится все делать по расписанию: завтракать в восемь утра, обедать в полдень, а ужинать – в семь вечера, невзирая на обстоятельства. Праздники и другие семейные дела имеют для них огромное значение и становятся главным элементом семейной жизни, ради которого можно жертвовать деньгами, временем и комфортом. Принадлежащие к другим типам члены семьи, которым не удалось жить по стандартам ISTJ, могут оказаться в очень тяжёлом положении. Обстановка дома ISTJ, как и его внешность, обычно отражает его характер в целом: она традиционна и довольно строга. Дом ISTJ можно узнать издалека: во дворе несколько аккуратных кустиков и растений, дом, скорее всего, выкрашен в пастельные цвета, велосипеды и игрушки спрятаны, в общем – скромно, но со вкусом. Ничего лишнего, и все на своём месте.

Воспитание детей для ISTJ – пожизненное обязательство, к которому они относятся в высшей степени серьёзно. Они навязывают своим детям – а иногда и супругам – правила и обязанности, которые должны выполняться без всяких сомнений. Ведь когда сам ISTJ был ребёнком, он поступал именно так, поэтому теперь, когда он стал взрослым и получил соответствующую власть, все «должно» идти так же, как раньше. С точки зрения родителей‑ISTJ, роли распределены чётко: родители – это родители, а дети – это дети, и у каждого есть соответствующие обязанности. Иногда ISTJ могут расписать дела для всех членов семьи на все выходные, чтобы не потерять ни минуты. Для ISTJ безделье – наихудший грех, а честная работа – все, чего может желать человек. Даже отдыхают они по расписанию и из чувства долга.

Те же самые движущие силы определяют характер и жизнь детей‑ISTJ. Они вовремя и аккуратно делают домашние задания и, как правило, хорошо учатся. В их комнатах всегда царит порядок. Они вовремя приходят на обед, ожидая, что обед всегда будет готов в должное время. Как и взрослые ISTJ, они живут, основываясь на понятии «долга», и нередко навязывают это понятие своим родителям. Они, как и взрослые, чётко распределяют роли между детьми и родителями. Они могут сильно расстроиться, столкнувшись с противодействием члена семьи, принадлежащего к другому типу, который не хочет следовать их правилам и жить по их расписанию. В конечном итоге они подчинятся взрослому, но им это будет весьма неприятно, и они не будут скрывать своё неудовольствие, дабы проверить, насколько хорошо вышестоящее лицо справляется со своими обязанностями.

Что касается близких отношений, слово ISTJ ценится на вес золота: если он сказал: «Я тебя люблю», можно быть уверенным, что он останется верным этому чувству в течение долгих лет – даже если говорит об этом он не очень часто. Причина этого проста: ISTJ считают, что дела говорят лучше, чем слова, и истинная любовь выражается в действиях, а не в возвышенных речах – быть рядом с любимым каждый день, помогать ему в трудную минуту, стать для него поддержкой и опорой. Этот невербальный стиль выражения привязанности часто становится причиной того, что ISTJ считают бесчувственными и бессердечными.

Но это не так. У ISTJ, безусловно, есть чувства, которые они демонстрируют посредством своего потрясающего чувства ответственности. (Бесспорно, они предпочли бы умереть, чем показаться кому‑то безответственными.) Они абсолютно верны – и людям, и учреждениям – и порой их чувство долга доходит до фанатизма. Из них выходят отличные солдаты, и буквально, и фигурально.

Другие профессии, к которым тяготеют ISTJ, точно так же ориентированы на достижение практического, ощутимого результата – например, хирургия, юриспруденция и бухгалтерия. Привлекательность этих профессий состоит в том, что они часто подразумевают работу в одиночестве (интроверсия), ориентированы на результат (сенсорика), требуют объективного мышления (логика) и, как правило, предполагают действие в соответствии с чёткими правилами и предписаниями (рациональность). Хотя этот тип может преуспеть в любой профессии, его в меньшей степени привлекают виды деятельности, связанные с абстрактным мышлением и постоянными межличностными контактами. Неважно, начальники они или подчинённые: в работе, как и во всем остальном, они любят играть по правилам. Они уверены, что подчинение правилам ведёт к победе, а игнорирование их – к поражению.

С возрастом некоторые ISTJ могут начать вести себя довольно неожиданно. Это тот период жизни, когда в них пробуждается жажда эмоциональности, пристрастности и стихийности. Строгий и жёсткий отец может внезапно превратиться в весёлого и ласкового дедушку. Организованный и упрямый администратор примеривает новые головные уборы – от берета художника до кепки туриста. В общем и целом, с возрастом ISTJ начинает понимать, что вещи, казавшиеся ему самыми важными в жизни, не таковы на самом‑то деле, и мир значительно более разнообразен, чем ему казалось.

Среди знаменитостей, которые относятся к типу ISTJ, такие люди, как Генри Форд (который, по слухам, был немногословен и предлагал клиентам «выбор» из «всех оттенков чёрного цвета»); Джордж Вашингтон (чей проект развития страны состоял преимущественно из практических процедур, которые надлежало немедленно выполнить); Джонни Карсон (который называл себя интровертом, стал законодателем мужской моды в Америке и разработал программу на четверть века вперёд) и Кельвин Кулидж (который стремился к простоте и строгости и отличался лаконичными и таинственными замечаниями).

 

ISFJ

Исключительное чувство долга

 

ISFJ любят работать «за кулисами». Будучи быстрыми, покладистыми, аккуратными, организованными, преданными и послушными, они черпают энергию внутри себя (интроверсия) и живут в мире вещей, которые можно увидеть, услышать, почувствовать, попробовать и понюхать (сенсорика). Свои силы они направляют на служение другим (этика) и делают это размеренно и организованно (рациональность). В результате смысл жизни ISFJ видят в том, чтобы служить людям и приносить им счастье.

Сущность ISFJ можно описать как надёжного защитника, который всегда придёт на помощь, когда будет нужно, а в остальное время спокойно ждёт, когда этот момент наступит. Будучи рационалами, они могут жаловаться на вторжение в их жизнь, но в конечном итоге чувство долга заставляет их делать то, что нужно сделать, без слова жалобы.

Близкие и друзья ISFJ часто критикуют их за то, что они позволяют окружающим злоупотреблять своей добротой, несмотря на то что сами они порой не могут удержаться от подобных злоупотреблений. И действительно, ISFJ чрезвычайно серьёзно относятся к обещаниям и обязательствам и часто позволяют другим пользоваться собой в собственных интересах. Вероятно, чаще, чем любой другой тип, они оказываются в положении человека, о которого все «вытирают ноги» – на работе, в семье, в любой другой ситуации. Как правило, это следствие их высокоразвитого чувства долга и преданности в сочетании с твёрдыми моральными ценностями и готовностью служить на благо человечества.

Социально‑половые вопросы составляют проблему для мужчин‑ISFJ и ровным счётом никаких трудностей для женщин‑ISFJ. Особенности типа ISFJ почти идеально вписываются в «женский» стереотип – спокойствие, сдержанность, мягкость, постоянство, надёжность, заботливость, покорность, изящество и аккуратность. Женщины‑ISFJ могут в глубине души критично относиться к женщинам, которые ведут себя не «как все девочки». Женщина‑ISFJ столь чётко следует своему женскому «сценарию», что, если вдруг в какой‑то момент она проявит свою индивидуальность, это может удивить окружающих её людей и вызвать негативную реакцию в людях.

Раз ISFJ соответствует женскому стереотипу, можно … Продолжение »

Конструктор сайтов - uCoz