М Е Д И А Т О Р

ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ - АЛЬТЕРНАТИВНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ - ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

__________________________________________________________________________________________________

На этом сайте

Осуществляется

Альтернативное

Решение Споров

Системы ювенального правосудия

 

ШОТЛАНДИЯ

 

Шотландская система слушаний по делам не­совершеннолетних представляет собой первона­чальную модель отхода от уголовного процесса, а также поиска возможности применения реабили­тационных, а не карательных мер. Она была уста­новлена Законом о Социальной Деятельности (Шотландия) в 1968 г. и вступила в силу в 1971 г., изъяв из сферы деятельности суда почти все дела с участием несовершеннолетних; данная система ставит своей целью вовлечение ребенка и его се­мьи в процесс достижения согласованного реше­ния, обеспечивающего интересы ребенка наилуч­шим образом.

Доклад Килбрандона, на рекомендациях кото­рого основывался законопроект, отвергал судеб­ную систему по четырем основным причинам: не­возможность сочетать установление виновности с социальными мерами; бесполезность наказания для большинства детей; неприемлемость социаль­ных решений, принятых теми, кто призван уста­навливать факты, но не является экспертом в об­ласти нужд и потребностей ребенка; отсутствие открытой дискуссии и невозможность доскональ­ного изучения проблем ребенка в суде, а также по­тенциальное клеймо бесчестия, которое влечет за собой судебное разбирательство.

Главной целью стало предоставление детям возможности быть услышанными и вовлеченными в процесс принятия решения об их дальнейшей жизни; система, направленная исключительно на благополучие ребенка, должна обеспечивать до­стойное и уважительное отношение к его личнос­ти. Был рекомендован при этом целостный подход: требовалась система, которая бы анализировала в процессе взаимного сотрудничества не отдельные аспекты поведения, но ребенка как личности в це­лом, причем в контексте его семьи. Расследование должно было быть отделено от рассмотрения дела (эта идея позднее нашла международное одобре­ние). Поскольку слу­шания могут назначить только домашний или внедомашний надзор, они часто посвящены обсужде­нию более эффективного вида надзора. Слушания дают возможность установить конкретные потреб­ности данного ребенка и решить, куда они могут быть адресованы наилучшим образом.

Судебные разбирательства с участием не­совершеннолетних.

Сотрудники, называемые «Ответственными за принятие решения (Керойегз)», имеют дело с те­ми, кто был им передан полицией, социальными службами и Департаментом Образования и Здра­воохранения. Если для этого есть достаточные ос­нования, Ответственные имеют возможность при­нять одно из трех решений; не предпринимать ни­каких дальнейших действий; передать ребенка в местные органы для получения помощи, опеки или совета, которые, по их мнению, были бы полезны; или назначить слушание, если они считают, что могут понадобиться меры принудительного надзо­ра, оправданные с точки зрения благополучия са­мого ребенка.

Существенное количество таких дел не полу­чает дальнейшего развития. Если же, однако, со­зывается слушание, то оно осуществляется тремя членами комиссии - представителями местного со­общества, имеющими соответствующее образова­ние. Слушания должны быть неформальными и конструктивными, на них обязательно должен присутствовать ребенок, его родители или опеку­ны («заинтересованные лица»), а также социаль­ный работник. Иногда в слушании может прини­мать участие педагог или другой специалист. За­конный представитель закона отсутствует, и идея заключается в том, чтобы найти конструктивное решение обсуждаемой проблемы. Поскольку слушания могут назначить только домашний или внедомашний надзор, они часто посвящены обсуждению более эффективного вида надзора. Слушания дают возможность установить конкретные потребности данного ребенка и решить, куда они могут быть адресованы наилучшим образом.

Правительство Великобритании ратифициро­вало 1СRС с оговоркой в отношении отсутствия за­конного представителя в комиссии по делам несо­вершеннолетних. Эта ситуация критиковалась с точки зрения прав человека; и на сессии суда было принято решение, что Шотландское правительство имеет право принимать решение об обеспечении представительства, даже если им никогда не вос­пользуются. Это означает, что если ребенок не мо­жет выразить свои интересы самостоятельно, ему может быть назначен законный представитель.

Система слушаний применяется к детям 8-16 лет и к тем 1 б-18-летним, которые уже находятся под надзором. Однако сейчас существует ряд экс­периментальных схем для изучения применимости таких слушаний к молодым людям более старшего возраста. Разбирательство проходит при закрытых дверях, его публичное освещение запрещено, су­димость в результате него не возникает.

Суд шерифа.

Суд шерифа рассматривает дела, в которых не найдено оснований для передачи на разбиратель­ство, а также рассматривает обжалования реше­ний, принятых комиссией. Комиссии обязаны из­ложить причины своего решения письменно; и ес­ли юридическая помощь обычно не предоставляется до этого момента, на суде шери­фа ее можно получить. Однако шерифы не имеют специального образования в отношении дел несо­вершеннолетних; хотя и обжалования решений комиссии имеют место крайне редко.

Комментарии и оценка.

Сильная сторона слушаний заключается в их гибкости, в их комплексном подходе к личности ребенка, они дают возможность непосредственно общаться с ребенком и его родителями. Слушания пользуются исключительной поддержкой среди профессионалов Шотландии; некарательный, декриминализационный подход в отношении молодых людей, в отличие от взрослых преступников, ши­роко одобряется. Существенным недостатком яв­ляется неучастие в слушании пострадавшей сто­роны, а также тот факт, что слушания носят недо­статочно неформальный характер. Подчас в них участвует слишком много взрослых, а родители или опекуны не могут быть отстранены от слушания даже тогда, когда они действуют на ребенка подавляюще. Недавнее исследование показало, что достаточно хорошая подготовка может очень значительно улучшить качество слушания. Обще­ственное понимание слушаний довольно ограни­чено, и часто людей приходится информировать о том, что от них требуется, а также обо всех воз­можных последствиях их действий. Второй глав­ной трудностью являются ресурсы. Как бы ни был хорош процесс слушаний сам по себе, его эффек­тивность зависит в большой степени от качества поддержки и надзора, которые могут быть гаран­тированы. К сожалению, департаменты социаль­ного обеспечения зачастую испытывают матери­альные затруднения и не имеют возможности обеспечить необходимую помощь.

 

НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ

 

Закон о Детях, Молодежи и Семьях 1989 г. имел целью передать большую часть молодых лю­дей, обвиняемых в совершении преступлений, из системы криминального судопроизводства в аль­тернативную систему, основанную на социальном подходе. Закон был результатом интенсивных кон­сультаций и проектов, и в большой степени по­явился благодаря возросшей политической силе народов майори, чья молодежь подвергалась нака­заниям и тюремному заключению в дискримина­ционном масштабе.

Целью закона было обеспечение благополучия молодых людей и их семей путем предоставления доступной и обусловленной их культурой помощи. Семьи должны были получать помощь в тех случа­ях, когда в них разрушались взаимопонимание и взаимосвязь между взрослыми и детьми, когда дети должны были быть защищены от жестокости, дур­ного обращения и безнадзорности. В любых кон­фликтных ситуациях благополучие и интересы де­тей должны были быть определяющим фактором.

Ключевые принципы законопроекта таковы: альтернатива криминальному процессу должна применяться всегда, когда это возможно; меры против правонарушений имеют целью укрепление семьи и родственных связей, стимулирование их способности справляться с правонарушениями несовершеннолетних; молодость рассматривается как смягчающее обстоятельство; санкции должны носить минимально ограничительный характер; при этом интересы пострадавшего должны быть соблюдены. Это последнее требование было но­вым и важным фактором, отражающим растущий интерес к восстановительному правосудию и нуж­дам пострадавшего.

Подавляющее большинство институтов, в ко­торых находились под стражей молодые люди, были закрыты; большинство полномочий было пере­дано от государства семье и общественным объе­динениям. Закон должен был облегчить поиски решений по семейным проблемам в контексте родственных и культурно-национальных связей.

Отвлечение несовершеннолетних от кри­минальной среды и собрания семейных групп.

Новый подход в решении проблемы должен был состоять в отвлечении подростков от крими­нальной среды всеми возможными способами. В Новой Зеландии уже существовало подразделение полиции для помощи молодежи, в котором работа­ло необходимое количество женщин и представи­телей различных этнических меньшинств. По зако­ну 1989 г. полиция должна была в большинстве случаев пытаться увести молодых людей с крими­нального пути неформальными методами, действуя по установленному плану. Такие планы подразуме­вали попытки внушить осознание вины, посещение подростков по месту жительства, консультации со школой и/или с пострадавшими. В случае повторе­ния серьезных правонарушений полиция могла по­требовать собрать семейную группу для выработки плана дальнейших действий.

Около 10% наиболее серьезных дел переда­ются на семейные собрания судом; небольшая часть дел рассматривается ювенальным судом. В суде рассматриваются по большей части дела, по которым обвинения были отвергнуты, но во всех случаях преднамеренное и непреднамеренное убийство рассматриваются в суде. И здесь также следствие отделено от слушания. Отклонения мо­гут быть только в том случае, когда молодой чело­век признает вину и осознает содеянное.

Собрания семейных групп дают возможность правонарушителям, их семьям и близким, а также пострадавшей стороне прийти к соглашению, ко­торые бы дало возможность искупить вину и по­могло бы правонарушителю вновь обрести себя. Координатор по делам молодежи отвечает за эти собрания. Если собрание затребовано судом, то обязательно будет присутствовать адвокат подро­стка, хотя он и не будет играть обычную роль адво­ката. Его задача состоит в оказании консультатив­ной помощи, в разъяснениях, в обсуждении, если это необходимо, обвинений, то есть в содействии процессу, а не в представлении законных интере­сов какой-либо стороны.

Сначала пострадавший излагает суть правона­рушения и его последствия. Затем подросток-пра­вонарушитель говорит о том, что привело к данно­му правонарушению. Затем происходит более ши­рокое обсуждение случившегося семьями и заинтересованными лицами с обеих сторон. Подросток и его семья должны сформулировать план, который бы отвечал целям Закона. В серьезных случаях план может включать в себя надзор, но в большинстве случаев речь идет о деятельности по возмещению убытков, а также принудительном об­разовании, работе, обучении. Планы необходимы для того, чтобы подросток был соответствующим образом подотчетен; они отвечают нуждам постра­давшего; помогают несовершеннолетнему избе­жать в будущем подобных правонарушений. Пла­ны обычно рассчитаны не более чем на 3 месяца.

Когда план составлен, семейная группа сооб­щает о нем собранию. Как полиция, так и постра­давший имеют право вето, и в таком случае пере­говоры возобновляются. Однако в 95% случаев удается прийти к соглашению. Если консенсус не достигнут, дело либо снова передается в полицию, либо в суд. Если дело передавалось на собрание судом, то суд должен как можно быстрее утвердить решение собрания.

Собрания ставят своей целью найти не столь­ко очень последовательный выход, сколько прием­лемый. Судьи Суда несовершеннолетних вмеши­ваются как можно меньше, и выносят протест только в том случае, если находят решение собра­ния унижающим человеческое достоинство или полностью неприемлемым по другим причинам. Собрания, созванные по инициативе полиции, не отслеживаются судом.

Сильные и слабые стороны.

Эта система в принципе пользуется почти еди­ногласным одобрением, и в любом случае альтер­натива суду считается предпочтительной. Роль су­да, состоящая исключительно в одобрении выра­ботанного проекта, а не в вынесении приговора в отношении подростка, претерпела, таким обра­зом, очень существенные качественные измене­ния, характеризующиеся принципиально иным смыслом. Общепризнанно также, что собрания, по сравнению с судебным заседанием, дают пре­имущества также и пострадавшим.

Однако, есть и трудности. Многие считают, что слишком много специальных заведений для несо­вершеннолетних было закрыто, в результате чего часть подростков оказалась в тюрьмах для взрос­лых, где некоторые из них покончили жизнь само­убийством. Судья Суда несовершеннолетних г-н Каррутерс считает это самой большой ошибкой. Проблемы возникли также из-за того, что ювенальное правосудие и защита детей осуществля­ются на основе одного и того же закона и по одним и тем же процедурам. Результатом этого стало яв­ление, названное специалистами «ресурсным го­лодом». Потребности защиты прав детей постоянно возрастают и требуют гораз­до больше ресурсов, чем предполагалось. Это оз­начает, что проекты, предусмотренные собрания­ми по делам несовершеннолетних, могут страдать из-за нехватки средств. Например, реабилитаци­онных центров для наркоманов существует немно­го, и подросток из Веллингтона, нуждающийся в лечении, может очень долго ждать такой возмож­ности, и, наконец, быть отправлен в Оклэнд. Спе­циалисты понимают, что в такой ситуации часто семьи не столько сами не оправдывают ожидания, сколько вынужденно терпят неудачу; очевидно, что система не может работать в духе законности без адекватного финансирования.

Финансирование может влиять и на уровень подготовки; опыт показывает, что присутствие по­страдавшего в значительной степени усиливает эффективность при тщательной и вдумчивой под­готовке со стороны координаторов.

И, наконец, существует вопрос отсутствия су­дебного надзора за огромным большинством дел, которые не проходили через суд, а значит, и отсут­ствия юридической помощи в отношении этих дел.

 

НОВЫЙ ЮЖНЫЙ УЭЛЬС

 

Закон о несовершеннолетних правонарушите­лях 1997 г. появился как результат неудовлетво­ренности проводимыми полицией собраниями на ранней стадии эксперимента, а также на основе тщательного изучения опыта Новой Зеландии. Цель закона состоит в том, чтобы заставить несо­вершеннолетних правонарушителей принимать на себя ответственность за свои действия; признавать права пострадавших; возмещать нанесенный пре­ступлением ущерб; закон был также направлен на изменение стиля работы полиции с подростками.

Принципы этого закона совпадают с принци­пами новозеландского законопроекта, и он точно так же основывается на философии альтернатив­ного подхода. Закон устанавливает систему преду­преждений, уведомлений и собраний для обсужде­ния поведения несовершеннолетних. В компетен­цию закона не входят серьезные преступления, поэтому судебному преследованию подлежит куда большее число дел, чем в Новой Зеландии.

Существует консультативный комитет по делам несовершеннолетних, в обязанности которого вхо­дит сбор данных, надзор и контроль. В этом состоит попытка восполнить отсутствие научных исследо­ваний и оценок, имеющее место в новозеландском законодательстве. Процесс проведения собраний по делам несовершеннолетних немного здесь отли­чается: существуют администраторы и члены со­брания, не назначенные на должность, а работаю­щие по найму, а это означает, что они не могут быть просто смещены с должности в случае неудовлетво­рительной работы. Здесь также уделяется очень большое внимание обучению специалистов.

Цель системы состоит в том, чтобы правонару­шение рассматривалось на минимальном уровне. Полиция должна выбирать подходящий вариант вмешательства и соответствующую правонаруше­нию меру, опираясь на критерии, установленные законом: предупреждение, уведомление, вызов на комиссию по делам несовершеннолетних или (как крайний вариант) заключение под стражу. Крите­рии требуют от принимающей решение стороны учитывать серьезность правонарушения, ущерб, причиненный пострадавшей стороне, степень же­стокости преступления, количество и тяжесть правонарушений, совершенных подростком рань­ше, а также сколько раз и какие меры применя­лись к нему до этого момента.

Собрание проводится в свободном режиме, но обычно нарушитель должен начать с описания об­стоятельства преступления, а затем пострадавшая сторона говорит о его последствиях. Прочие уча­стники обмениваются мнениями, но окончатель­ный план должен сложиться в результате достиг­нутого консенсуса, а не в результате решения пра­вонарушителя и его семьи, как в Новой Зеландии. В любом случае, соглашение между несовершен­нолетним правонарушителем и его жертвой долж­но быть достигнуто. План должен быть реалистич­ным и приемлемым и не более суровым, чем был бы приговор суда. Должны быть оговорены вре­менные пределы для его реализации; рекоменду­ется избегать слишком широкого вовлечения об­щественных служб, и, по возможности, делать план отслеживаемым.

Предусматривается присутствие определенно­го правового сопровождения. Закон требует, что­бы перед всяким предупреждением или собранием подросток был уведомлен о своем праве получить юридическую помощь и совет. Предоставляется десятидневный «успокоительный» период для по­лучения такой помощи и ее обдумывания. Юристы могут присутствовать на собраниях в качестве со­ветников и могут представлять несовершеннолет­него только в случае согласия проводящего собра­ние официального лица, в обстоятельствах, кото­рые закон не ограничивает. Роль юристов так же, как в Новой Зеландии, состоит в упрощении про­цесса, но она также включает в себя разъяснения по поводу положений законодательства и защиты прав несовершеннолетнего. Очевидно, что бес­платная юридическая помощь и консультации до­ступны не везде.

Сильные и слабые стороны.

Главной проблемой данного закона является отсутствие положений о том, кто отвечает за фи­нансирование планов и из каких источников оно осуществляется. Общественные фонды крайне ог­раничены, и это в огромной степени сужает доступ администраторов к службам поддержки, которые были рекомендованы как необходимые. Этот мо­мент подчеркивался и в Новой Зеландии, и в Шот­ландии. Общеизвестно, что адекватное финанси­рование является залогом долгосрочного успеха любой переговорной системы.

В Новом Северном Уэльсе много говорят о том, что желательно осуществлять вмешательство на ранней стадии, хотя на это потребуются допол­нительные средства. Под этим подразумевается раннее выявление факторов риска, смещение ак­центов именно на такие случаи, особенно в отно­шении аборигенного населения. Сейчас обще­признанно, что службы поддержки, такие, как ан­тиалкогольные и антинаркотические программы, должны быть общедоступны и ориентированы на те группы людей, которые имеют наибольшую за­висимость отданной проблемы.

При этом защита прав детей, которая погло­щает так много ресурсов в Новой Зеландии, осу­ществляется на основании отдельного законода­тельства.

Хотя новый закон был встречен с большим эн­тузиазмом, ограниченная возможность получить юридический совет на критически важной ранней стадии - стадии ареста - по-прежнему остается проблемой, точно так же, как недостаток полити­ческой воли в обеспечении необходимого финанси­рования не дает гарантии эффективности закона. При этом система исследования и оценки работает хорошо и в огромной степени способствует обес­печению объективной базы данных для разработки таких схем воздействия на несовершеннолетних правонарушителей, которые бы удовлетворяли по­страдавших и потребности общества в целом.

 

АВСТРИЯ

 

В Австрии основой для реформ, заложенных законом 1989 г. о ювенальной юстиции, послужи­ла форма посредничества между правонарушите­лем и пострадавшим. Такая же модель использо­валась в Германии, но в Австрии она нашла гораз­до более широкое применение и широкую поддержку общественности.

Основанием для реформ послужил тот факт, что преступления подростков обычно не отлича­ются серьезной тяжестью (а чаще всего - это лег­кие правонарушения), одновременно в обществе возросло осознание разрушительных последствий тюремного заключения и высокой стоимости су­дебных издержек.

Все это привело к созданию нескольких пилот­ных проектов, которые должны были быть органи­зованы с помощью Службы надзора и Института социологии закона и девиации. Они были призва­ны найти сложное решение для устранения суда от производства дел с участием несовершеннолетних. Прокурору предоставлялось право решать на базе рапорта полиции, прекратить дело или дать воз­можность сторонам урегулировать конфликт меж­ду собой. Посредничество дает возможность иссле­довать глубинные причины конфликта, тем самым уже уменьшив вероятность его повторения. В том случае, если вина признана, возмещение убытков согласовано, дальнейшее вмешательство не требу­ется. Никакой общественной заинтересованности в дальнейшем судопроизводстве нет, и дело может быть прекращено.

Пилотные проекты показали, что посредниче­ство может действительно привести к удовлетвори­тельным результатам, дающим основание не пере­давать дело в суд. Если соглашение достигнуто, то обвинения могут быть сняты; в этом и состоит ос­новное изменение в образе мышления и процедуре. Когда проекты были завершены в 1987 году, науч­ное исследование показало, что участники в целом удовлетворены полученным опытом, и участие по­страдавшей стороны было обнадеживающим.

Закон о ювенальной юстиции распространил действие пилотной системы на всю страну. Его цель состоит в профилактике правонарушений, и он относится к молодежи до 18-19 лет. Закон ого­варивает способы прекращения дела, особо под­черкивает необходимость чрезвычайно осторожно и внимательно относиться к вынесению приговора в отношении малолетних правонарушителей, одо­бряя отсутствие судимости в делах с участием по­средников как вклад в общее дело профилактики правонарушений.

В этой системе прокуроры являются своего рода стражами. Они имеют право прекращать де­ла, передавать их в систему надзора/посредниче­ства или в судопроизводство. Если дело передано для посреднического урегулирования, назначается сотрудник прокуратуры, имеющий специальное образование и работающий только в должности посредника. Сначала он беседует с правонаруши­телем с целью выяснения, признает ли последний свою вину. Это, однако, не равносильно юридиче­скому признанию своей вины, и, если впоследст­вии дело будет передано в суд, суд по-прежнему должен будет доказывать вину подсудимого. Если правонарушитель признал свою ответственность за содеянное, то обсуждаются его личные и социальные обстоятельства, правонарушителю пред­лагается обдумать, какое возможное решение он может предложить в отношении морального и ма­териального ущерба, нанесенного пострадавшему. Если правонарушитель не только признал свою вину, но и готов компенсировать или возместить ущерб, посредник связывается с пострадавшим. Его спрашивают, имеет ли он желание участво­вать в урегулировании дела в суде или вне суда, хо­чет ли внести какие-либо свои предложения для позитивного решения вопроса.

Примирительная встреча, которая за этим сле­дует, и является центральным моментом процесса; посредники при этом помогают участникам пройти через нее и выработать реалистичный план, кото­рый акцентировался бы в большей степени на ка­честве решения, а не на его скорости. Даже если пострадавшая сторона не выразила намерения присутствовать, суд все же может быть информи­рован о том, что посредничество было успешным, и дело может быть закрыто. Другими словами, ре­шение пострадавшего не может оказать влияние на исход дела.

Очень часто бывает необходимо созвать не­сколько встреч, на которых могут присутствовать члены семьи с обеих сторон и их адвокаты. Чаще всего адвокаты присутствуют при обсуждении ма­териальной компенсации.

Подавляющее большинство пострадавших в Австрии предпочитают встретиться с правонару­шителем лицом к лицу. Отчасти это может объяс­няться тем, что возможность урегулировать дело гораздо менее угнетающе действует, чем явка в суд. В Австрии суд занимается расследованием, поэтому пострадавшие обычно должны присутст­вовать для ответа на вопросы судьи. Тот факт, что новая система требует конфиденциальности, так­же способствует сотрудничеству.

Была сделана попытка ввести посредничество в случае более серьезных правонарушений по ме­ре того, как доверие к новой системе росло, и ус­пех данных методов обусловил распространение системы в 1992 г. на уголовное судопроизводство для взрослых правонарушителей.

Профессиональная подготовка и научное ис­следование значительно улучшились. Идея состо­ит в том, чтобы установить непрерывный диалог между теорией и практикой, при котором ученые и практики смогут учиться друг у друга. На самом деле, закон опирается в первую очередь на работу многих учреждений. Сотрудники прокуратуры и социальные работники регулярно встречаются для обмена мнениями и обсуждения решений по раз­личным делам. Именно на основе отчетов соци­альных работников сотрудники прокуратуры при­нимают решение о прекращении или производстве дела; были разработаны специальные руководства для установления твердых стандартов. Существует понимание того факта, что отклонение от них ве­дет, может быть, и к быстрому, но ошибочному ре­шению, в то время как добровольное следование согласованным методам помогает разрешить про­блему.

Последствия

Непосредственно перед принятием закона дет­ская преступность значительно снизилась, но в 1991г. был зарегистрирован ее рост. Криста Пе­ликан, одна из главных комментаторов системы, отнесла этот рост, если таковой был действитель­но в реальности, к факторам, лежащим за преде­лами судопроизводства; она указала на ту же тен­денцию в других странах. По ее мнению, невоз­можно искать немедленные и непосредственные результаты от любой ювенальной системы. Один из основных моментов реформ состоит в том, что они покажут себя только в следующем поколении: а следовательно, их эффекта придется подождать.

Создается впечатление, что вера в систему ос­талась. Интересно отметить, что нет никакого дав­ления в отношении статистики о том, что думают о системе (очевидно, лучшей для общественного от­ношения к детской преступности), как части стра­тегии разрешения конфликтных ситуаций.

 

Кэйт Акестер

Copyright © vsgfond, 2011

Альтернативное разрешение споров (АРС) является буквальным переводом термина «alternative dispute resolution» (ADR) с английского языка. Первоначальная «расшифровка» аббревиатуры ADR теперь уже не всегда подразумевает именно «альтернативное» разрешение споров. .

Основы медиации

В медиации конфликт (лат. conflictus - столкновение) воспринимается как важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, часть бытия и форма отношений между субъектами, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями, нормами и потребностями.

Применение медиации

В системе гражданско-правовых отношений медиация охватывает практически все сферы повседневного взаимодействия граждан и юридических лиц. Система гражданско-правовых отношений - основные принципы гражданского права, характеризующие систему этих отношений.

Функции медиации

.

Настоящий федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации).

Закон РФ от 27.07.2010 г. N 193-ФЗ

Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости как часть политики Европейского Союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, должна включать в себя доступ, как к судебным, так и к внесудебным методам разрешения споров. Данная директива не наносит ущерб национальному законодательству.

Директива 2008/52/ ЕС

Для целей данного кодекса медиация определяется как любой процесс, при котором две и более стороны соглашаются на привлечение третьей стороны (далее "медиатора") для оказания им помощи при разрешении их спора путём достижения согласия без судебного решения.

Кодекс МЕДИАТОРОВ

.

Яндекс.Метрика

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией...

Всеобщая декларация прав человека

В России АРС в качестве отдельного понятия возникло в середине 1990-ых г.г. в связи с началом активной деятельности международных и иностранных организаций, прежде всего некоммерческих. АРС в качестве отдельного направления было включено в проект «Правовая реформа».

Программа ЕвроСоюза для России

Институты примирительных процедур и мирового соглашения начали формироваться в России с конца XIV века. Впервые в российском законодательстве об урегулировании споров путем мирового соглашения упомянуто в Новгородской берестяной грамоте (1281-1313 годы).

История медиации в России

.

Конструктор сайтов - uCoz