М Е Д И А Т О Р

ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ - АЛЬТЕРНАТИВНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ - ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

__________________________________________________________________________________________________

На этом сайте

Осуществляется

Альтернативное

Решение Споров

Англосаксонская и континентальная модели действующей ювенальной юстиции

 

Подсудность суда для несовершеннолетних. Как известно, под­судность дела любому суду может быть предметной и персо­нальной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная — тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается воп­рос о компетенции суда для несовершеннолетних.

В Англии суды для несовершеннолетних рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения, такие, как бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры, и т.п.

Французским уголовным правом принята следующая клас­сификация правонарушений: простое нарушение, проступок, преступление, которой соответ­ствуют и три вида судов для несовершеннолетних. Кроме это­го учитывается признак персональной подсудности: достиже­ние или недостижение несовершеннолетним возраста 16 лет. Только дела 16-летних могут рассматриваться судами присяж­ных по делам несовершеннолетних.

Предметная подсудность суда для несовершеннолетних, осо­бенно в судах американских и английских, очень расплывчата и Неопределенна. За это он получает много упреков и от юристов, и от населения, так как в орбиту "детского" суда попадают не только несовершеннолетние правонарушители, но подростки, Нуждающиеся в силу обстоятельств в защите и помощи. Ситуа­ция усугубляется и тем, что к компетенции суда для несовер­шеннолетних отнесены так называемые статусные преступления, имеющие необычную правовую природу: они наказуемы, если совершены несовершеннолетними. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за статусные преступления и соответственно не под­лежат за них наказанию. Такое положение может показаться абсурдом, хотя, если проанализировать статусные преступления, их можно найти и в нашем российском законодательстве, толь­ко не в уголовном, а в административном (ст. 14 КоАП).

Итак, что это такое — статусные преступления несовершен­нолетних, подсудные "детскому" суду? Речь идет об уже упо­минавшихся мелких нарушениях закона и правил поведения (например, в общественных местах), которые может совер­шить именно подросток в связи со своим статусом. Отчасти ответственность за такие правонарушения содержит воспита­тельный эффект (азартные игры взрослого человека менее опасны для него и для общества, чем для подростка и его бу­дущего). Статусные преступления отражены прежде всего в за­конодательстве США, в судебной практике этой страны, но ответственность за них можно найти и в законах других стран.

В американской юридической литературе последних лет идут дискуссии о статусных преступлениях. Типично следу­ющее высказывание по этому поводу: "Будет ли законным и морально оправданным судебное вмешательство в отноше­нии детей при отсутствии вообще преступного поведе­ния?". Здесь сформулирована суть юридического конфлик­та: статусное преступление — это не преступление в собст­венно правовом смысле. Оно возникает и преследуется по закону не потому, что опасно для общества и людей, а пото­му, что совершено специфическим субъектом — несовер­шеннолетним. Поднимался вопрос и об изъятии статусных преступлений из юрисдикции судов по делам несовершенно­летних. Но куда их передать? Полиции, несудебному органу (комиссии, комитету)? А будут ли в этом случае права несо­вершеннолетних защищены лучше, чем в суде? Возможно ли адекватное обращение с подростком, нарушившим, напри­мер, школьный закон? Ответы на эти вопросы пока не най­дены, и статусные преступления несовершеннолетних оста­ются в юрисдикции суда по делам несовершеннолетних. Мо­жет быть, это и к лучшему.

Именно в связи с ожидаемым принятием нового россий­ского Уголовно-процессуального кодекса (УПК) хорошо бы вспомнить об американских статусных преступлениях и опре­делиться, что лучше (вернее, безопаснее) — привлекать к суду для несовершеннолетних или подвергать подростков несудеб­ному принудительному воздействию?

Поговорим об исключительном праве "детского" суда рас­сматривать дела несовершеннолетних. Это право полностью реализуется в континентальном суде, где не допускается передача дела несовершеннолетнего в суд общей юрисдикции. Все виды правонарушений несовершеннолетних, например во Франции, подсудны только суду по делам несовершеннолет­них. Иначе обстоит дело в суде англосаксонской системы. За­конодательство и судебная практика в США и Англии дают право несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, ставить вопрос самому или через своего представителя о пере­даче его дела в суд присяжных общей юрисдикции, если тя­жесть преступления и сложность дела вызывают опасения в том, что в суде для несовершеннолетних права подростка-под­судимого не будут защищены. В прецедентной практике ука­занных стран это называется требованием об обеспечении до­стойного процесса. Знаменитые дела Кента и Голта (1966, 1967 гг.) слушались в американском суде для не­совершеннолетних, по ним Верховный суд США принял ре­шения о передаче дел несовершеннолетних в общий суд при­сяжных.

Различия в компетенции англосаксонских и континенталь­ных судов для несовершеннолетних состоят и в том, что в пер­вых дела взрослых соучастников преступлений несовершенно­летних рассматриваются общими судами, а во вторых строгий запрет рассмотрения дел несовершеннолетних в общих судах фактически расширил рамки персональной подсудности суда для несовершеннолетних; дела взрослых соучастников также рассматриваются в этих судах.

Границы персональной подсудности суда по делам несовер­шеннолетних расширяет и отсутствие во многих странах ниж­него возрастного барьера уголовной ответственности и указа­ния на возраст, с которого можно применять к несовершенно­летним младших возрастов принудительные меры воспитания и надзора, т.е. у суда появляется возможность снизить указан­ный в законе возраст и применить наказание к несовершенно­летнему. Так, согласно уголовно-процессуальному и уголовно­му законодательству Франции общий возраст уголовной ответ­ственности наступает с 16 лет, от 13 до 16 лет применяются меры судебной защиты. В исключительных случаях судья мо­жет снизить уровень уголовной ответственности.

Особенности судебной процедуры в суде по делам несовершен­нолетних. Американский уголовный процесс по делам несо­вершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем — обсуж­дение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели — воздействия на правонарушителя. Известно, что всякое промедление реакции суда на правонарушение опасно именно в делах несовершен­нолетних и почти неизбежно ведет к рецидиву правонаруше­ния, причем более серьезного. Но быстрота судебного процес­са имеет и свою негативную сторону: реальную возможность нарушения прав человека, неполноты расследования, пробе­лов в доказательствах, сомнений относительно источников их, получения. В упоминавшемся деле Кента один из вопросов за­ключался в том, что дело Кента передавалось в общий суд без соответствующей процедуры. В своем решении Верховный суд США впервые с момента создания первого "детского" суда поставил вопрос о процедуре в этом суде и указал на то, что в общем суде присяжных права подсудимого защищены лучше, чем в суде для несовершеннолетних. Таким образом, впервые был реализован судебный надзор за процессуальной деятель­ностью "детского" суда.

В решении по делу Голта Верховный Суд США пошел даже дальше и предписал ряд стандартов, касающихся соблюде­ния законности в судопроизводстве. Он сформулировал четыре правила для случаев, когда суд по делам несовершеннолетних решает, является ли несовершеннолетний делинквентом (правонарушителем):

все уведомления должны быть сделаны до начала процесса против несовершеннолетнего, с тем чтобы он (она) имел разумное время для подготовки к защите;

если процесс может дать результат в виде институционализации, тогда несовершеннолетний и его родители должны быть информированы об их праве иметь адвоката и быть обеспеченными им, если они сами не могут его получить;

несовершеннолетний имеет право на защиту против самообвинения:

несовершеннолетний имеет право слушать свидетельские показания, даваемые под присягой, и возражать свидетелям, требуя очной ставки путем перекрестного допроса.

Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей англосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии:

вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, приня­тие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от
судебной или несудебной процедуры;

собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;

исполнение приговора, где роль суда заключается в осу­ществлении судебного надзора (в этой стадии также со­храняется руководящая роль суда, его активность).

Наряду с перечисленными общими стадиями уголовного процесса он имеет немало вариантов, если речь идет о суде американском, английском или французском.

Так, в американском суде для несовершеннолетних упомя­нутые стадии имеют следующее содержание:

начальные действия суда, которые выражаются в провер­ке материалов, отборе (отсеве) или отнесении их к ком­петенции суда, в решении вопроса о задержании или предварительном заключении (аресте), в изучении "случая" до распорядительного заседания;

заявление о слушании дела, регистрация соответствую­щих документов;

слушание по поводу вынесения решения по делу;

слушание по поводу распоряжений суда.

Каждая стадия процесса в американском суде для несовер­шеннолетних решает вопрос: вести ли подростка к формаль­ному процессу или вывести его из судебных и даже несудеб­ных процедур. Нельзя забывать, что при всех изменениях су­дебного процесса по делам несовершеннолетних в США эта страна остается верной философии ювенальной юстиции, предписывающей суду делать все, чтобы избежать стигматиза­ции ("клеймения") несовершеннолетнего как преступника в глазах общества, чтобы и судебное решение щадило его лич­ность и его будущее и не помогало выбросить из рядов добропорядочных членов американского общества.

Следовательно, перечисленные стадии судебного процесса  "детском" суде ориентированы социально. В них всегда активно действуют работники службы пробации, широко ис­пользуются различные методы изучении личности несовер­шеннолетнего.

Однако решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте несовершеннолетнего или его освобождении от ареста принимает только судья (суд). Именно судья по делам несовершеннолетних и его "команда" (социальные работники осуществляют указанные первоначальные действия, а также контроль за теми подростками, которых суд же и направляет распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними. Например, США реализовывалась программа борьбы со СПИДом, часть которой осуществлялась в судебных округах судов для несо­вершеннолетних и касалась несовершеннолетних правонару­шителей.

Характерной для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несо­вершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотре­ние в суде для несовершеннолетних. Об этой процедуре уже шла речь выше, при анализе решений по делам Кента и Гол­та. В настоящее время стало правилом, что, если несовершен­нолетний совершил деяние, которое может быть подсудно общему уголовному суду, суд для несовершеннолетних может осуществить эту передачу путем специальной процедуры слу­шания вопроса об отказе в юрисдикции су­да по делам несовершеннолетних и о передаче подростка юрисдикции общего суда. По свидетельству Бюро судебной статистики США, уже в 1983 г. 47 штатов и округ Колумбия приняли правила "об отказе в юрисдикции", при котором не­совершеннолетний может быть судим общим, а не "детским" судом. Правда, критики новой ориентации уголовного процес­са по делам несовершеннолетних говорят о том, что прецеден­ты Кента и Голта превращают несовершеннолетнего во взрос­лого подсудимого.

Упомянутая выше стадия слушания относительно распоря­жений суда обычно касается случаев, когда устанавливается, что несовершеннолетний является делинквентом или лицом, нуждающимся в надзоре. Эта стадия процесса похожа на вы­несение приговора в общеуголовном суде. Но в суде для несо­вершеннолетних выносится решение об институциализации, помещении на режим воспитательного попечения, распоряже­ние о возмещении ущерба, нанесенного правонарушением, помещении несовершеннолетнего на режим пробации в ка­кое-либо общественное или частное учреждение.

По сравнению с американским вариантом "детского" суда английский суд этой юрисдикции не претерпел больших изме­нений. Деятельность английского суда для несовершеннолет­них строго придерживается доктрины, предписывающей стремиться защищать, а не наказывать подростка-пра­вонарушителя. Возможности рассмотрения ограниченной час­ти преступлений несовершеннолетних в общем суде присяж­ных обеспечены соответствующей юридической гарантией: правом только самого обвиняемого просить об этом рассмот­рении (напомним, что в решении Верховного суда США по делу Голта это право предоставлено и суду для несовершенно­летних).

Судебный процесс по делам несовершеннолетних в Англии и Уэльсе регулируется правилами, сформулированными в За­коне о детях и молодых людях 1933 г. Хотя с момента издания Закона прошел большой срок, общие его положения, касаю­щиеся суда для несовершеннолетних, не изменились. Соглас­но английскому праву все законы о детях этой серии (а они начали издаваться с 1908 г.) являются действующими.

Итак, согласно Закону 1933 г. все дела о несовершеннолет­них в возрасте от 10 до 17 лет (с учетом поправки в Законе 1968 г. о повышении возраста уголовной ответственности), за исключением дел об убийствах, рассматриваются судами по делам несовершеннолетних (магистратскими судами) в поряд­ке суммарного производства.

По английскому Закону 1984 г. о полиции и уголовных до­казательствах констебль может арестовать несовершеннолет­него при наличии следующих оснований:

если неизвестна фамилия несовершеннолетнего, а сам констебль ее установить не может;

если у констебля есть резонные основания сомневаться, что сообщенная несовершеннолетним фамилия — его собственная фамилия;

если его не удовлетворяет указанный несовершеннолетним адрес;

если у констебля есть резонные основания полагать, что арест необходим для предупреждения дальнейших противоправных действий несовершеннолетнего;

если у констебля есть резонные основания считать, что арест данного несовершеннолетнего защитит детей или других "уязвимых" лиц.

Обратим внимание на этот перечень оснований для ареста несовершеннолетнего констеблем. В действующем россий­ском уголовно-процессуальном законодательстве нет специальной  статьи, подробно регламентирующей арест несовершеннолетнего.

К компетенции английского суда для несовершеннолетних относятся и дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совершении преступления. Эти  дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до суда Короны.

Для английского правосудия характерно и обратное движение дела несовершеннолетнего — из "взрослого" суда в "детский". Когда несовершеннолетний предстал вместе со взрослым подсудимым перед общим судом, этот последний может вернуть дело несовершеннолетнего в "детский" суд для судебного разбирательства при следующих обстоятельствах:

когда в общем суде было проведено суммарное произ­водство, в результате которого взрослый был признан виновным, а несовершеннолетний — нет;

когда общий суд провел изучение дела и независимо от судьбы взрослого подсудимого (обвинения его или оправдания) требуется суммарное производство в отноше­нии несовершеннолетнего, который обращается к суду с просьбой о признании его невиновным. Однако если взрослый подсудимый, и несовершеннолетний ходатай­ствуют о признании их невиновными, дело рассматрива­ется во "взрослом" суде.

И, наконец, может возникнуть ситуация, когда несовершен­нолетний в возрасте 14 лет совершил тяжкое преступление. Он, как уже отмечалось, может предстать перед общим судом Короны, даже если и не имеет взрослого соучастника. Наибо­лее тяжкие преступления те, за которые взрослый преступник мог бы получить наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет и более.

Правило судебной процедуры предусматривает закрытой судебное разбирательство в судах для несовершеннолетних. Сам процесс в этом суде начинается идентификацией личности несовершеннолетнего правонарушителя, которую производит в начале заседания клерк (Правила магистратского суда 1970 г.). Эти же правила предписывают судье по делам несовершеннолетних использовать в ходе заседания простой язык, доступный возрасту подростков, оказавшихся перед судом.

Хотя в английском судебном процессе по делам несовер­шеннолетних обозначены определенные стадии, имеющие специальные цели, тем не менее, английские законы, регули­рующие деятельность "детских" судов, значительно большее внимание уделяют полномочиям суда в вынесении решения о мере воздействия несовершеннолетнему правонарушителю и самим этим мерам. Нетрудно обнаружить в этом действие ука­занного выше принципа судебной индивидуализации, нефор­мального характера англосаксонского судебного процесса по делам несовершеннолетних.

Если же говорить о собственно судебной процедуре в анг­лийском "детском" суде, то ее условно можно разделить на две стадии:

решение о признании виновным;

вынесение решения (приговора) после признания виновным.

Типичной для английского суда по делам несовершенно­летних является большая роль в процессе клерка — "мастера всего судейского процесса". Именно клерк задает тон ведению судебного заседания — формальный или неформальный, пред­лагая его участникам процесса, контролирует поток информа­ции, используемой судом (например, доклады, подготовлен­ные суду и распространяемые среди магистратов).

Традиционно в деятельности английского суда для несовер­шеннолетних большую роль играет и служба пробации, что ти­пично и для американского "детского" суда. Однако в отличие от американского уголовного процесса по делам несовершен­нолетних, где деятельность службы пробации начинается уже при первоначальных контактах судьи с несовершеннолетними, в современном английском процессе ее все больше оттесняют Местные органы социальной службы, к которым суд и обраща­йся со своими поручениями.

Таким образом, английский вариант англосаксонской модели правосудия по делам несовершеннолетних значительно  к тому, что было задумано и осуществлялось первым — Чикагским — "детским" судом. Это можно объяснить, во-первых, чрезвычайной традиционностью всей английской судебной системы, да и всего английского образа жизни, чего, конечно, не скажешь о США.

Переходя к модели континентального правосудия по делам несовершеннолетних, надо и здесь отметить традиционность, стабильность организации судебного процесса, но исходит она здесь не от исторической преемственности (чикагского суда), а скорее от влияния на ювенальную юстицию континенталь­ной системы права, основанной на правовых нормах.

Типичный вариант континентальной модели суда для несо­вершеннолетних — французский суд этой юрисдикции.

Судебный процесс по делам несовершеннолетних во Фран­ции, как уже говорилось, имеет три стадии, отражающие соот­ветствующую компетенцию юрисдикции по делам несовер­шеннолетних: судьи для детей, трибунала по делам несовер­шеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолет­них. Эта современная французская ювенальная юстиция отли­чается от той, что была создана во Франции в 1914 г., хотя бы потому, что вначале не было системы судов для несовершен­нолетних, действовал только единоличный судья. В дальней­шем Ордонанс от 2 февраля 1945 г., модифицированный Зако­ном от 24 мая 1951 г. и Ордонансом от 22 декабря 1958 г., окончательно создал во Франции автономную судебную сис­тему по делам несовершеннолетних. Ее юрисдикции принад­лежат все дела несовершеннолетних без изъятий, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми.

Обычно судебная процедура в судах для несовершеннолет­них во Франции рассматривается применительно к указанным выше их видам.

Французский судья для детей — это магистрат суда боль­шой инстанции, назначаемый на эту должность на три года с возможностью возоб­новления срока. При отборе кандидатур на этот пост учитыва­ется интерес магистрата к вопросам детства. По общему пра­вилу в департаменте (единица территориального деления Франции) имеется один судья для детей. Однако в департаментах, важных по значению, их может быть и больше. При каждом трибунале по делам несовершеннолетних первый президент апелляционного суда назначает еще следственного судью по делам несовершеннолетних. Дела между судьей для де­тей и указанным следственным судьей распределяются так: оба они могут рассматривать дела о проступках и простых на рушениях, тогда как дела о преступлениях и иных правонарушениях относятся только к компетенции следственного судьи.

В процессуальном отношении вызов к судье для детей яв­ляется первой стадией процесса по делам несовершеннолетних. В значительной мере эта стадия носит предварительный ознакомительный характер для судьи, хотя и заканчивается решениями, имеющими важное значение для судьбы подро­стка.

Итак, судья для детей знакомится с делом, с самим право­нарушителем, с его средой. В случае необходимости судья мо­жет принять и неотложные меры: изъять подростка из семьи и поместить его на режим пробации (воспитательного надзора) и даже временно в закрытое воспитательное учреждение, ре­шить положительно вопрос о его предварительном заключе­нии.

Значительное место уже в этой стадии занимает изучение личности несовершеннолетнего правонарушителя. Проводится оно по правилам предусмотренного французским процессу­альным законодательством "социального исследования" с со­ставлением специального досье. Это исследование по фран­цузскому законодательству является обязательным процессу­альным требованием. "Социальное исследование" судья может проводить сам, но большей частью поручает его чиновникам службы пробации, которые, в свою очередь, используют по­мощь психологов, психиатров, специалистов в области образо­вания. Возможно и помещение подростка в центр наблюдения для более глубокого изучения его личности и дачи рекоменда­ций судье по выбору режима обращения. Однако этот послед­ний метод социального исследования больше применяется в трибунале по делам несовершеннолетних, когда рассматрива­ются дела о более серьезных проступках. Социальное исследо­вание предполагает посещение лицами, его производящими, семьи подростка для выяснения условий его жизни и воспита­ния. Нетрудно заметить, что нечто подобное есть и в англий­ском "детском" суде. Отметим также, что требование россий­ского УПК обязательного изучения судом и следователем ус­ловий жизни и воспитания несовершеннолетних (при опреде­лении предмета доказывания по уголовному делу, ст. 392) ста­вит и перед российским судом, хотя он и не является специа­лизированным, те же задачи.

Каким же образом может решить судьбу несовершеннолет­ие правонарушителя французский судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонарушение, может сделать ему выговор, может, наконец, принять в отношении него "меры безопасности" (охрана, надзор, наблюдение), но никогда не может применить к нему уголовное наказание. Судья для детей может дать дальнейший ход рассматриваемому делу, распорядившись о направлении его в трибунал по делам несовершеннолетних. В этом случае указанный принцип разделения функ­ций судьи для детей и следственного судьи не действует, так как судья для детей во Франции является и председателем трибунала по делам несовершеннолетних.

Уголовный процесс во французском трибунале по делам несовершеннолетних можно назвать судебным разбирательством в собственном смысле слова. Эта юрисдикция включает I судью для детей (председатель трибунала), двух асессоров (заседателей), не являющихся магистратами. Они назначаются на четыре года приказом министра юстиции, а отбираются из лиц в возрасте старше 30 лет и интересующихся проблемами дет­ства. Такой состав суда не раз подвергался критике во фран­цузской литературе и судебной практике. Так, один из самых известных французских процессуалистов, Жан Прадель, не без иронии заметил, что достоинство трибунала по делам несовер­шеннолетних очевидно: все его члены интересуются детством. Но очевиден и недостаток: все судьи — профаны в области права.

Судебная процедура в трибунале по делам несовершенно­летних сходна с процедурой в трибунале общей юрисдикции, и в этом существенное отличие французской модели "дет­ского" суда от англосаксонской. Эта процедура включает до­прос несовершеннолетнего подсудимого, его родителей опекунов, свидетелей, заключение представителя прокурату­ры и мнение защитника несовершеннолетнего. Это еще не "классический" состязательный процесс, но некоторое его подобие.

Трибунал может выслушать в порядке информации и взрос­лого соучастника. Председатель трибунала может освободить несовершеннолетнего от присутствия в судебном заседании, если того требуют интересы несовершеннолетнего (например, при рассмотрении вопросов, посягающих на нравственность). В этих случаях интересы несовершеннолетнего представляют его родители, опекуны и адвокат.

Специфическим здесь является решение вопроса о гласности судебного разбирательства. В принципе оно является за­крытым, допускается присутствие лишь свидетелей по делу, близких родственников подсудимого, его опекуна, законных представителей, адвоката, представителей патронажных обществ, иных служб и учреждений, занятых детьми, работников службы надзираемой свободы (французский вариант названия службы пробации).

Еще одна особенность судебной процедуры: председатель су­да может в любой момент удалить несовершеннолетнего из зала суда: либо на все время судебных дебатов, либо на их часть.

Для французского уголовного процесса по делам несовер­шеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Де­ятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершен­нолетних. Реализует эти функции прокурор республики при трибунале по делам несовершеннолетних. Процессуальная терминология УК и УПК Франции не совпадает с российским понятием "прокурор республики". Во Франции и в других странах континентальной системы прокурор республики (при суде) — синоним понятия "представитель прокуратуры", "представитель обвинения").

Прокурор имеет достаточно большие возможности влиять на ход дела. Именно он организует комплектование в деле всех основных предварительных материалов, позволяющих суду провести судебное разбирательство. Проведение неот­ложных следственных действий дает прокурору юридиче­скую базу как для передачи дела в суд, так и для его прекра­щения. Он же компетентен высказать мнение относительно мер, которые должны быть применены к несовершеннолет­нему. В ходе собственно судебного разбирательства (в каме­ре судьи по делам детей, если дело не передано в трибунал) закон уполномочивает прокурора давать замечания на реше­ние судьи и высказывать свое мнение о мерах, которые Должны быть применены к несовершеннолетнему, равно как о полноте материалов расследования. В трибунале по делам несовершеннолетних прокурор выступает с обвинением и высказывает суждение относительно мер воздействия к несо­вершеннолетнему.

В суде присяжных по делам несовершеннолетних, к рас­смотрению которого мы переходим, прокурор участвует в ка­честве стороны процесса. Функции его в суде присяжных вы­полняет генеральный прокурор (тоже терминология француз­ского УПК, не совпадающая с российской) или магистрат прокуратуры, которому специально поручены дела несовершеннолетних.

Напомним, что суд присяжных по делам несовершеннолетних рассматривает дела о преступлениях несовершеннолетних Возрасте от 16 до 18 лет, а также дела о взрослых соучастниках преступлений несовершеннолетних.

Рассмотренные выше правила судопроизводства в трибуна­ле по делам несовершеннолетних относятся и к судебной про­цедуре суда присяжных по делам несовершеннолетних.

Специфика суда присяжных по делам несовершеннолетних касается формирования жюри. Присяжные выбираются в ко­личестве девяти человек из специального списка, имеющегося в суде присяжных,

В суде присяжных существуют прения сторон, которых нет в трибунале (дебаты процедурно не регламентированы). Спе­цифичны и вопросы присяжным, которые ставит председатель суда. Они отличаются от привычных, на которые дают ответы присяжные общих судов. Присяжные суда этой категории от­вечают на следующие вопросы:

Надо ли применять к обвиняемому уголовное наказание?

Надо ли исключить для обвиняемого преимущество "про­щения, оправданного несовершеннолетием"?

Разумеется, за присяжными остается и обычный в этом случае вердикт "виновен или нет".

Если будет решено, что несовершеннолетний, признанный виновным, не должен быть объектом уголовного наказания, суд, и присяжные требуют помещения его под охрану, эти мечты выбираются из числа т

Альтернативное разрешение споров (АРС) является буквальным переводом термина «alternative dispute resolution» (ADR) с английского языка. Первоначальная «расшифровка» аббревиатуры ADR теперь уже не всегда подразумевает именно «альтернативное» разрешение споров. .

Основы медиации

В медиации конфликт (лат. conflictus - столкновение) воспринимается как важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, часть бытия и форма отношений между субъектами, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями, нормами и потребностями.

Применение медиации

В системе гражданско-правовых отношений медиация охватывает практически все сферы повседневного взаимодействия граждан и юридических лиц. Система гражданско-правовых отношений - основные принципы гражданского права, характеризующие систему этих отношений.

Функции медиации

.

Настоящий федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации).

Закон РФ от 27.07.2010 г. N 193-ФЗ

Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости как часть политики Европейского Союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, должна включать в себя доступ, как к судебным, так и к внесудебным методам разрешения споров. Данная директива не наносит ущерб национальному законодательству.

Директива 2008/52/ ЕС

Для целей данного кодекса медиация определяется как любой процесс, при котором две и более стороны соглашаются на привлечение третьей стороны (далее "медиатора") для оказания им помощи при разрешении их спора путём достижения согласия без судебного решения.

Кодекс МЕДИАТОРОВ

.

Яндекс.Метрика

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией...

Всеобщая декларация прав человека

В России АРС в качестве отдельного понятия возникло в середине 1990-ых г.г. в связи с началом активной деятельности международных и иностранных организаций, прежде всего некоммерческих. АРС в качестве отдельного направления было включено в проект «Правовая реформа».

Программа ЕвроСоюза для России

Институты примирительных процедур и мирового соглашения начали формироваться в России с конца XIV века. Впервые в российском законодательстве об урегулировании споров путем мирового соглашения упомянуто в Новгородской берестяной грамоте (1281-1313 годы).

История медиации в России

.

Конструктор сайтов - uCoz