М Е Д И А Т О Р

ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ - АЛЬТЕРНАТИВНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ - ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

__________________________________________________________________________________________________

На этом сайте

Осуществляется

Альтернативное

Решение Споров

Примирение в истории российского гражданского процесса

 

Вступление в силу с 1 января 2011 г. Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" определенно знаменует новый этап в развитии примирительных процедур. Принятие этого Закона логично и основано на положениях Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России в 2007 - 2012 годы", обозначившей примирительные процедуры в качестве одного из вариантов снижения нагрузки на судей. Идея примирения в сфере гражданской юрисдикции активно воплощается в жизнь, создаются специализированные центры, комментируется законодательство, готовятся и защищаются диссертационные исследования. Обозначенная идея проникает и в иные сферы (восстановительная медиация, школьная медиация).

Вряд ли нужно оспаривать тезис, что институт примирения возник давно, вероятно, еще до создания государственного суда. Выработка механизмов устойчивого развития, преодоления конфликтов сопровождала эволюцию человеческого общежития, коренясь в самых древних культурах. Не стали исключением российская правовая культура и правовая традиция. Десятки пословиц и поговорок на тему конфликтов и примирения приводил в своей замечательной работе В.И. Даль. "Обращение к отечественным источникам права позволяет утверждать, - отмечает О.В. Карягина, - что идеи примирения и посредничества носят универсальный, наднациональный характер, обусловленный постоянным поиском более эффективных и оптимальных моделей урегулирования правовых споров и конфликтов". В еще большей степени провоцирует рефлексию рассуждение о России как об "одном из пионеров медиации", располагающим также богатым и интересным для современного законодателя опытом внесудебного разрешения коммерческих споров. Отмечалось также, что среди прочих иностранных терминов, проникших в Россию в XVIII в., был и "медиатор" (лицо, помогающее купцам решать коммерческие споры); слово "посредник" появилось много раньше.

Особенности размышлений о регламентации примирения в многовековой истории российского права связаны с пониманием господства частных начал, из которых вырастало древнее право, синкретичности сфер регулирования, соответственно - (длительной) неразделенности гражданского и уголовного процессов. Дифференциация гражданского и уголовного судопроизводства увязывалась исследователями с разными историческими эпохами. Таковыми еще в XIX в. указывались уставные и судные грамоты (М. Михайлов), появление губных старост и эпоха Ивана Грозного (П. Чеглоков, К. Троцина), издание Соборного уложения (Н. Калачев), реформы Петра I (Ф. Дмитриев) и даже уже царствование Екатерины II (Н. Гартунг). В специальном исследовании, размещенном в нескольких номерах официального издания Министерства народного просвещения за 1873 г., К. Стефановский предпринял попытку проведения демаркационной линии (пусть не всегда очевидной, весьма тонкой) между гражданским и уголовным судопроизводством с глубокой древности, подвергая тщательному разбору летописи, русско-византийские договоры, Русскую Правду и т.д. М.Ф. Владимирский-Буданов в своем знаменитом университетском курсе утверждал, что единство процесса разрушилось в Московском государстве, когда возникло различие между "судом" (обвинительным процессом) и "розыском" (следственным процессом). Такое различие отнюдь не означало совпадения с границами уголовного и гражданского судопроизводства по современному автору праву. Рассуждения выдающегося историка русского права транслируются и в современных изданиях. Оговорки требует и то обстоятельство, что в центре внимания будет светская государственная юстиция, тогда как исторически формировались еще и вотчинная, и церковная.

Институт примирения исследователи видят уже в Русской Правде, по крайней мере в ситуации, когда виновный за причинение смерти другому лицу платил виру (штраф), а также возмещал ущерб родственникам убитого, тем самым избавляя себя от кровной мести. Отмечается также, что и другие случаи примирения с потерпевшим при наличии воли последнего известны во времена Русской Правды, однако его формы законом не регламентировались <12>. Такое упоминание уместно, поскольку преступление рассматривалось как "обида" (причинение физического, материального или морального вреда); с "обидой" сливались соответственно обязательства из причинения вреда.

Последующие узаконения уже упоминают ситуации, когда сторона конфликта "возьмет прощение", или стороны "у поля став помирятся", или же они "у поля не стояв помирятся", т.е. примирения сторон до обращения в суд, а также и после начала судебного разбирательства. Возможность примирения в результате конфликта на пиру предусмотрена, к примеру, Двинской уставной грамотой (1397 - 1398 гг.): "А учинится в бои пиру, а возмути прощение не выйдя из пиру, и наместником и дворянам не взяти ничего; а вышед ис пиру возьмут прощение, и не наместником дадут по кунице шерстью". "Брать прощение" - мириться, решать дело миром. Псковская судная грамота в ст. 80 также предусматривает возможность решить дело миром в случае драки: "...а только приставом не позовутся, а промеж себя прощенье возьмут". Статья 37 грамоты, где речь идет о поединке ("поле"), рассматривающемся как завершающаяся стадия процесса, примирение сторон называет одним из возможных исходов дела. В таком случае судебные пошлины уплачиваются в половинном размере. Судебник 1497 г. в ст. 53 также рассматривает возможность примирения: "А кто кого понимает приставом в бою, или в лае, или в займех и на суд ити не восхотят, и они доложа судии, помирятся, а судьи продажи на них нет, опроче езду и хоженого". Комментаторы нормы уточняют, что мировое соглашение было действительным только после утверждения его судьей. Статья 31 Судебника 1550 г. дополняет положение предыдущего судебника: "А которые жалобницы заданы судьям и оба истца до суда помирятся, и по тем жалобницам судьям пошлин не имати ж".

Примирение упоминается и в тех нормах судебников, где установлены правила уплаты пошлин за организацию и проведение судебного поединка (ст. 4 Судебника 1497 г., ст. ст. 9, 10 Судебника 1550 г.). Эта тема развивалась и в Судебниках 1589 г. и 1606 - 1607 гг. (Сводном), которые иногда рассматриваются в литературе как не введенные в действие проекты. Уплата судебных пошлин в случае примирения сторон предусматривалась и в Соборном уложении 1649 г., глава X которого ("О суде") содержала значительную часть всей правовой информации акта (287 статей). Причем законодатель уточняет: "А будет которые исцы и ответчики учнут миритися до совершения судных дел, и им о том велеть приносити к судным делам мировые челобитные за своими руками" (X, 121). Примирение до суда упомянуто в ст. ст. 154 (запрет на пересмотр дела, решенного перемирием) и 184 названной главы Уложения. В последнем случае законодатель говорит о множественности истцов и ответчиков и неисчерпанности дела в случае признания иска одним из соответчиков: "А будет кто живет в одном поместье или в вотчине з братьями и с ыными помещики вопче, и учинят они кому какую обиду, и тот обиженой в обиде своей приставит к ним ко всем вопче, а из них один узнав свою вину с ысцом помирится до суда, а досталные без суда не помирятся, и исцу на тех досталных дати суд, и по суду учинити им указ, до чего доведется, а без суда их по разделке товарыща их не винити".

В узаконениях Петра I, строившего "регулярное государство", последовательно укреплялись следственные начала процесса. Следственный процесс "делается исключительной формой судопроизводства не только по уголовным, но и по гражданским делам", и даже Указ 1723 г. "О форме суда" не восстановил в полной мере древнего обвинительного (состязательного) начала. Как отмечается Н.Н. Ефремовой, примирение в эту эпоху стало исключением, основанием для него были деяния, осуждение за которые возможно было лишь по частному обвинению.

Пожалуй, едва ли не впервые можно говорить о детальном законодательном закреплении процедуры примирения в Учреждении для управления губерний 1775 г. В главе XXVI "О совестном суде и его должности" в ст. 400 "О должности суда" достаточно подробно сформулирована процедура, установлено поэтапное примирение сторон. Как установлено исследователями, авторство главы узаконения принадлежит С.Е. Десницкому, а источником является английское право, большим знатоком которого был русский профессор, обучавшийся в университете Глазго у А. Смита. В русле просветительских идей Екатерина II встроила в обновляемую судебную систему еще один всесословный орган, сочетавший в себе функции суда по малозначительным делам, третейского суда и даже прокуратуры. Совестные суды сохранялись и в XIX в., до модернизации судебной системы в 1864 г.; в них рассматривались, во-первых, гражданские споры лиц, которые сами по обоюдному согласию прибегали к его разбирательству, и во-вторых, спорные дела между родителями и детьми "по имуществу и всякого рода искам по обязательствам". В новейшем исследовании совестные суды отнесены к группе специальных судов <23>. При обращении сторон в совестной суд последний был обязан примирить тяжущихся: "...совестного суда должность есть в гражданских делах примирять тех спорящихся, кои прозьбою прибегают к разбирательству совестного суда".

Процедуру примирения, применявшуюся в совестном суде, можно условно разделить на четыре этапа. Первый этап заключался в том, что суд требовал от истца и ответчика примириться. В случае же несогласия сторон суд переходил ко второму этапу примирения. На данном этапе привлекались посредники, которых обязаны были представить стороны. Количество посредников - по одному или два с каждой стороны. В качестве посредника мог быть любой живущий в "обществе", причем посредник от этой миссии "отказаться не должен". На второй или третий день после назначения и объявления посредников совестному суду дело рассматривалось судом совместно с посредниками. На этом этапе посредники изыскивали средство к примирению истца и ответчика, и если посредники с обеих сторон приходили к согласию, то представляли его суду, "который приложит печать к согласию посредников". После такого утверждения истец и ответчик теряли право обращаться во всякое судебное место по тому же спору. Третий этап примирения сторон в совестном суде был возможен в том случае, если посредники не смогли найти способ примирения сторон. В этом случае сам суд формулировал и предлагал посредникам свое мнение, "как примирить без разорения, без тяжбы, без спора, ссоры или ябеды истца и ответчика". Мнение суда должно было быть основано на следующих правилах: "1) доставить обеим сторонам законную, честную и безтяжбенную жизнь; 2) злобу, распри и ссоры прекратить; 3) доставить каждому ему принадлежащее; 4) облегчить судебныя места примирением спорящихся лиц". Четвертый этап наступал, если посредники не соглашались с условиями примирения, сформулированными судом. Совестной суд предлагал примирительные способы уже непосредственно сторонам. В случае согласия сторон суд укреплял их примирение печатью. А если же стороны не соглашались на предложенные варианты, то "совестной суд истцу и ответчику объявит, что совестному суду до той их распри уже дела нет, а пошли бы, куда по законам надлежит".

Возникшие в начале XIX в. коммерческие суды в 1832 г. получили прочную правовую основу в виде Устава судопроизводства торгового. Как отмечается, среди прочих принципов устава М.М. Сперанским называлось и "разбирательство примирительное". "Светило русской бюрократии", "великий русский реформатор" отмечал, что "споры торговые... не терпят ни малейшего отлагательства; ...в сем роде дел всякий обряд несовершеннонужный, всякая остановка в движении суда могут причинить или ускорить разорение". Кроме того, Сперанским отмечались примирительный характер торгового судопроизводства и стремление к установлению полного доверия к суду.

Устав судопроизводства торгового 1832 г. (УСТ) включал в себя главу V "О разбирательстве чрез посредников". По логике законодателя в данной главе содержались нормы, предусматривавшие возможность рассмотрения коммерческого спора третейским судом, а также нормы, устанавливавшие процедуру мирового разбирательства в коммерческом суде с участием примирителей. УСТ закреплял два вида третейского суда - обязательный и добровольный. С момента введения в действие УГС 1864 г. обязательный третейский суд отменялся, но сохранялся для тех акционерных компаний, в уставах которых были ссылки на него (примечание к ст. 1367 УГС). В 1866 г. данное примечание было отменено. Споры между акционерным обществом и акционерами, между акционерами и директорами, акционерными компаниями и посторонними лицами решались или окружным судом, или третейским судом на основании ст. ст. 1367 - 1400 УГС, если стороны на это согласны, или общим порядком УГС. Обязательное обращение в третейский суд происходило при спорах "по товариществу" (§ 192), т.е. спорах, возникавших между членами товариществ. Во всех остальных случаях обращение в третейский суд было правом сторон (§ 194).

Участие примирителей при рассмотрении дела коммерческим судом было возможно, если дело представлялось суду сложным, неоднозначным и требующим продолжительного рассмотрения (§ 194). Суд предлагал сторонам заключить мировое соглашение при участии суда, если же обоюдного согласия сторон не было, то суд переходил "к производству и решению дела на законном основании" (§ 195). Мировое разбирательство происходило при участии примирителей в количестве одного или двух. Устав закреплял два способа их привлечения. Примирителей могли избрать сами стороны из среды коммерческого суда, либо стороны могли предоставить выбор примирителей самому суду (§ 200). Примирители обязывались выслушать стороны, предоставить им законы, на основании которых дело могло быть разрешено, и потом сообщить свое мнение о том, как возможно окончить дело мировым соглашением (§ 201). Если стороны соглашались на предложенные условия, то составлялась мировая сделка, которая подписывалась тяжущимися, вносилась в протокол, а сторонам предоставлялись выписки из протокола. Дело, таким образом, считалось окончательно решенным (§ 202 - 203). Если же примирения не следовало, то дело рассматривалось коммерческим судом обычным порядком (§ 204).

Достойна внимания и предлагавшаяся, но не реализованная идея создания института "мирных судей". В 1826 г. было подано коллективное прошение 13 великороссийских губерний "о придании к неудовлетворяющим своему назначению земским судьям" института мирных судей из выборных почетных дворян. Предполагалось, что такие судьи должны рассматривать возникавшие между помещиками и поселянами разного звания неудовольствия, иски и споры, прежде чем прошения о них будут поданы в присутственные места. Таким образом, задачей мирных судей предполагалось примирение тяжущихся. Прошение в силу коллективного характера было отклонено. Повторило прошение о создании в уездах мирных судей дворянство Курской губернии от своего имени. Государственный совет рассматривал в 1827 г. заключение министра юстиции по этому вопросу и в итоге отклонил прошение, "поскольку всякий волен отдаться на третейское разбирательство, и лица, к коим по мере доверия прибегают сами спорящие стороны, суть уже мирные судьи". Именно такое решение было высочайше утверждено.

"Великая судебная реформа" XIX столетия, по праву "расцвеченная" богатой историографией, означала, кроме прочего, окончательное размежевание сфер гражданской и уголовной юрисдикции. В числе судебных уставов, подписанных императором Александром II 20 ноября 1864 г., был Устав гражданского судопроизводства (УГС). В УГС был включен раздел IV книги III, посвященный примирительному разбирательству. Сам раздел содержал две главы - "О мировых сделках" и "О третейском суде". Устав достаточно подробно закреплял виды мировых сделок (ст. 1359), процедуру заключения (ст. ст. 1360 - 1363), правовые последствия (ст. ст. 1364 - 1366). Также устанавливалась обязательность действий мирового суда по склонению сторон к миру (ст. ст. 70, 177). В окружных судах такая обязанность вменялась лишь при производстве дел сокращенным порядком (ст. 361), а в обычном производстве оставалось на усмотрение председателя (ст. 337). Причем изначально невыполнение этой обязанности судьей Правительствующий сенат расценивал как нарушение процессуальной формы и повод к отмене решений. Такая позиция Сената подвергалась критике в научной литературе. По мнению К. Малышева, не было никакой необходимости вносить в протокол запись о том, что судья склонял стороны к миру, но безуспешно: иначе эта отметка превращалась в стереотипную запись. После 1879 г. судебная практика была изменена, Сенат пришел к выводу, что предложение или непредложение завершить дело миром не влияло на правильность вынесенного судебного решения. При этом наличие обязанности судьи примирить стороны не означало принуждение сторон к заключению мирового соглашения.

УГС не содержал правила, аналогичного закрепленному Уставом судопроизводства торгового, о привлечении в процесс примирителей. Данное положение дел негативно воспринималось современниками. Так, по мнению Е.А. Нефедьева, сочетание в одном лице обязанности судьи и примирителя "дурно сказывается на успешности склонения к миру", поскольку примиритель не может ограничиваться лишь одним предложением к примирению, а должен выяснить материальную истину по делу и предложить условия примирения. Сообщать судье материальную истину стороны опасаются, поскольку при неудачности примирения судья, разрешая дело, невольно будет использовать полученные чистосердечные объяснения. Подробно анализируя зарубежное законодательство, регламентирующее процедуры примирения и участия в них примирителей-посредников, Е.А. Нефедьев находил весьма привлекательными правила о введении обязательного досудебного примирения, поскольку это позволило бы разгрузить суды. И в качестве примера успешности автор указывал на законодательство Франции. Е.А. Нефедьев предлагал отделить функции примирителя от функций судьи; по его мнению, в качестве примирителя может выступать член суда, который лишается права быть судьей в рассматриваемом деле. Особо оговоримся, что большая статья Нефедьева "Склонение сторон к миру в гражданском процессе", написанная им в 1890 г. в преддверии защиты докторской диссертации, является одним из немногих специальных научных исследований по проблеме примирительных процедур. Учебные курсы, подготовленные выдающимися отечественными процессуалистами (Е.В. Васьковским, А.Х. Гольмстеном, К. Малышевым, Е.А. Нефедьевым и др.), содержали разделы, посвященные институту примирения сторон.

В рамках одной статьи трудно показать все богатство российского исторического опыта по реализации идей примирения и посредничества в сфере гражданской юрисдикции. Самостоятельными сюжетами, в частности, могут выступать третейское разбирательство, производство дел в церковных судах, а также богатая интереснейшим, еще не исчерпанным исследователями материалом "крестьянская юстиция". Особый разговор - советский период в российской истории, когда идея примирения в гражданском процессе стала отнюдь не приоритетной. Современный этап развития примирительных процедур характеризуется их разнообразием, политико-правовыми установками на их продвижение, внедрением в правовую культуру. Как отмечают зарубежные исследователи, с момента законодательного закрепления до активного применения на практике примирительных процедур, в частности медиации, проходит около 20 лет. Возможно, российская правовая система воспримет эту "инновацию" в меньшие сроки, поскольку в ней самой содержатся мощные пласты примирительных традиций.

Copyright © vsgfond, 2011

Альтернативное разрешение споров (АРС) является буквальным переводом термина «alternative dispute resolution» (ADR) с английского языка. Первоначальная «расшифровка» аббревиатуры ADR теперь уже не всегда подразумевает именно «альтернативное» разрешение споров. .

Основы медиации

В медиации конфликт (лат. conflictus - столкновение) воспринимается как важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, часть бытия и форма отношений между субъектами, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями, нормами и потребностями.

Применение медиации

В системе гражданско-правовых отношений медиация охватывает практически все сферы повседневного взаимодействия граждан и юридических лиц. Система гражданско-правовых отношений - основные принципы гражданского права, характеризующие систему этих отношений.

Функции медиации

.

Настоящий федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации).

Закон РФ от 27.07.2010 г. N 193-ФЗ

Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости как часть политики Европейского Союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, должна включать в себя доступ, как к судебным, так и к внесудебным методам разрешения споров. Данная директива не наносит ущерб национальному законодательству.

Директива 2008/52/ ЕС

Для целей данного кодекса медиация определяется как любой процесс, при котором две и более стороны соглашаются на привлечение третьей стороны (далее "медиатора") для оказания им помощи при разрешении их спора путём достижения согласия без судебного решения.

Кодекс МЕДИАТОРОВ

.

Яндекс.Метрика

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией...

Всеобщая декларация прав человека

В России АРС в качестве отдельного понятия возникло в середине 1990-ых г.г. в связи с началом активной деятельности международных и иностранных организаций, прежде всего некоммерческих. АРС в качестве отдельного направления было включено в проект «Правовая реформа».

Программа ЕвроСоюза для России

Институты примирительных процедур и мирового соглашения начали формироваться в России с конца XIV века. Впервые в российском законодательстве об урегулировании споров путем мирового соглашения упомянуто в Новгородской берестяной грамоте (1281-1313 годы).

История медиации в России

.

Конструктор сайтов - uCoz