М Е Д И А Т О Р

ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ - АЛЬТЕРНАТИВНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ - ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

__________________________________________________________________________________________________

На этом сайте

Осуществляется

Альтернативное

Решение Споров

Правовые основы освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в Молдове

 

Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних определяются как возрастными и социально-психологическими условиями формирования личности, так и криминологическими ее предпосылками и оценкой личности несовершеннолетнего как преступника.

В генезисе преступности несовершеннолетних решающее место занимают недостатки воспитания и влияние среды1. Однако это не исключает правомерности возложения на них уголовной ответственности. Во-первых, эта ответственность устанавливается при наличии социально-психологических предпосылок. Во-вторых, она сама как социальный и правовой институт призвана выступать в качестве объективного фактора, противостоящего преступным проявлениям и способствующего воспитанию подрастающего поколения, развитию у них необходимого правосознания.

Вместе с тем криминологическая сторона вопроса влияет и не может не влиять на характер и объем уголовной ответственности несовершеннолетних. Поскольку главными детерминантами преступных проявлений несовершеннолетних являются недостатки воспитания и слияние среды, общество вынуждено определенную долю ответственности брать на себя или возлагать ее на малые социальные группы и конкретных лиц, не обеспечивающих должное воспитание или оказавших прямое отрицательное влияние, смягчая уголовную ответственность самих правонарушителей.

Действующее законодательство закрепляет положение о том, что граждане обязаны заботиться о воспитании детей, готовить их к общественно полезному труду, растить достойными членами общества. Забота о воспитании молодежи, в особенности несовершеннолетних, рассматривается как конституционная обязанность всех граждан, всех государственных органов. Реализация правовой реформы предполагает улучшение трудового, идейно-политического и нравственного воспитания молодежи.

В настоящее время, когда решение социальных проблем по воспитанию молодежи стало первоочередной задачей государственных и общественных органов, неизмеримо возросли возможности правового воздействия на совершенствование воспитания и образования подрастающего поколения, его гражданское, трудовое и интернациональное становление.

Совершаемые подростками преступления — сигнал обществу о существующих недостатках в нравственном воспитании молодого поколения. Успех нравственного воспитания зависит от многих факторов:

создания здоровой моральной атмосферы как в масштабах общества, так и в отдельных коллективах, а также в семье;

органического сочетания массовой и индивидуальной работы с людьми;

создания атмосферы непримиримости к любым отклонениям от нормы нравственности.

Задача эта тем более важна, что речь идет о формировании граждан правового государства, которые сами призваны создавать законы, обеспечивать их исполнение, совершенствовать законодательство, участвовать в управлении делами государства и общества.

В проекте стратегии укрепления судебной системы Молдовы2 отмечено, что защита прав несовершеннолетних нуждается в особом внимании со стороны общества, в особенности со стороны лиц, осуществляющих правосудие. В целях реализации повышенной защиты несовершеннолетних необходимо установить специальные процессуальные положения, отличающиеся от положений, применяемых в отношении совершеннолетних, в соответствии с европейскими стандартами в области соблюдения прав ребенка, а также использовать альтернативные наказанию меры.

В XX в. происходит расширение прав несовершеннолетних, мировое сообщество сошлось во мнении о необходимости сокращать сферы применения лишения свободы и расширения практики использования альтернативных мер, прежде всего применительно к несовершеннолетним. Давно уже известно, что пребывание в изоляции мало способствует развитию личности подростка и отвращению от криминальной среды. Именно поэтому Организация Объединенных Наций одобряет применение альтернативных мер к несовершеннолетним, совершившим преступления.

Анализ международных документов, касающихся несовершеннолетних правонарушителей, показывает, что в них нашли отражение современные прогрессивные взгляды специалистов: ученых и практиков, общественности на вопросы, связанные с лишением свободы.

В п. 4 ст. 40 Конвенции о правах ребенка (принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г., Республика Молдова присоединилась Постановлением Парламента от 12 декабря 1990 г.) № 408-XII прямо указывается на необходимость альтернатив, заменяющих помещение несовершеннолетних правонарушителей в специальные учреждения. В соответствии с указанной статьей к альтернативным мерам относятся: уход, опека и надзор, консультативные услуги, назначение испытательного срока, воспитание, программы обучения и профессиональной подготовки.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (Республика Молдова присоединилась Постановлением Парламента от 28 июля 1990 г. № 217-XII) определяет, что в отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию. Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет.

Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) рекомендуют в целях предотвращения дальнейшего подрыва репутации, виктимизации и криминализации молодых лиц принять законодательство, предусматривающее, что действия, не рассматриваемые в качестве правонарушения и не влекущие за собой наказания в случае их совершения взрослыми, не должны рассматриваться в качестве правонарушения и не должны влечь за собой наказания в случае совершения их молодыми лицами.

В Минимальных стандартных правилах Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) от 29 ноября 1985 г. содержатся принципы, которые направлены на то, чтобы любое дело в отношении несовершеннолетнего велось быстро, без каких-либо задержек. Эти принципы предусматривают возможность прекращения дела по нереабилитирующим основаниям на досудебных этапах с тем, чтобы ограничить негативные последствия судебного разбирательства и приговора (предание огласки содеянного, судимость и др.); обязывают проводить судебное разбирательство таким образом, чтобы оно отвечало интересам несовершеннолетнего и обеспечивало ему возможность участвовать в нем и свободно излагать свои показания; требуют, чтобы должностные лица, ведущие производство по этим делам, обладали соответствующей квалификацией; предписывают уважать право несовершеннолетнего на конфиденциальность, ограждать их от причинения вреда из-за ненужной гласности.

Согласно п. 17.1 Минимальных стандартных правил при выборе мер воздействия компетентный орган должен руководствоваться следующими принципами:

a) меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества;

B) решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума;

c) несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия;

d) при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором.

Главная трудность в разработке руководящих принципов для вынесения судебного решения в отношении молодых людей проистекает из неразрешенных противоречий философского характера между:

a) перевоспитанием и воздаянием по заслугам;

B) помощью и пресечением и наказанием;

c) мерой воздействия с учетом исключительных обстоятельств конкретного дела и мерой воздействия в интересах защиты общества в целом;

d) общим предупреждением и индивидуальным наказанием.

Противоречие между этими подходами четче проявляется в отношении дел несовершеннолетних, чем в отношении дел взрослых. В силу разнообразия причин и следствий, являющихся отличительной чертой дел несовершеннолетних, между этими альтернативами возникает сложная взаимозависимость.

Минимальные стандартные правила отправления правосудия в отношении несовершеннолетних не предписывают применения какого-либо подхода, а, скорее, указывают на подход, в наибольшей степени отвечающий международно-признанным принципам. Поэтому основные положения, изложенные в правиле 17.1, в частности в пп. «а» и «с», следует воспринимать главным образом как практические руководящие принципы, которые должны служить общей отправной точкой; при учете их соответствующими органами они могли бы в значительной степени способствовать обеспечению защиты основных прав несовершеннолетних правонарушителей, в особенности основных прав на развитие личности и образование.

В пп. «b» правила 17.1 указывается, что подход, имеющий чисто карающий характер, является неприемлемым. Если в делах взрослых и также, возможно, в случае серьезных правонарушений несовершеннолетних заслуженное наказание и карающие санкции могут рассматриваться как в определенной степени обоснованные, то в делах несовершеннолетних над такими соображениями должны всегда преобладать интересы обеспечения благополучия и будущего молодых людей.

Согласуясь с резолюцией 8 шестого Конгресса Организации Объединенных Наций, пп. «b» правила 17.1 способствует максимально широкому применению альтернатив заключению, учитывая необходимость удовлетворения конкретных потребностей молодежи. Поэтому следует полностью использовать весь диапазон существующих альтернативных мер и разрабатывать новые альтернативные меры с учетом требований безопасности общества. Максимально широко должна применяться система пробации путем вынесения условных приговоров, отсрочки их исполнения, постановлений советов и других видов решений.

Подпункт «с» правила 17.1 отвечает одному из руководящих принципов резолюции 4 шестого Конгресса, направленному на то, чтобы избегать заключения несовершеннолетних в тюрьму, за исключением тех случаев, когда нет другой соответствующей меры, которая обеспечивала бы безопасность общества.

Компетентный орган власти должен иметь право в любой момент прекратить судебное разбирательство (правило 17.4). Право на прекращение в любой момент судебного разбирательства является отличительной чертой, присущей практике обращения с несовершеннолетними правонарушителями, в отличие от взрослых. В любое время компетентному органу власти могут стать известны обстоятельства, которые позволят считать полное прекращение вмешательства наилучшим решением по делу.

Пекинские правила определяют, что во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения применять к несовершеннолетним широкий диапазон альтернативных мер и относят к ним:

а) постановления об опеке, руководстве и надзоре;

B) пробация;

c) постановления о работе на благо общины;

d) финансовые наказания, компенсация и реституция;

e) постановления о принятии промежуточных и других мер;

f) постановления об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях;

g) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер;

h) другие соответствующие постановления.

Этот перечень является открытым, что свидетельствует об одобрении использования и иных форм (п. 18.1)6.

Пекинские правила рекомендуют, что помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока (п. 19).

Установлено, что в лучшем случае имеется незначительная разница в результатах, достигнутых посредством содержания в исправительных учреждениях, по сравнению с результатами, достигнутыми без применения этой меры. Многочисленные неблагоприятные последствия для личности, которые, по-видимому, являются неизбежными при любом помещении в исправительное учреждение, не могут быть компенсированы исправительной работой. Это особенно справедливо в отношении несовершеннолетних, которые подвержены отрицательным влияниям. Кроме того, негативные последствия, связанные не только с лишением свободы, но и с изоляцией от общества, сказываются на несовершеннолетнем в большей степени, чем на взрослом, поскольку они затрагивают несовершеннолетнего на начальной стадии его развития.

Цель данного правила заключается в ограничении содержания в исправительных учреждениях в двух отношениях: количественном («крайняя мера») и временном («минимального срока»). В правиле 19 отражен один из руководящих принципов резолюции 4 шестого Конгресса Организации Объединенных Наций: несовершеннолетний нарушитель не должен заключаться в тюрьму, за исключением тех случаев, когда не имеется других соответствующих мер. Поэтому в данном правиле содержится призыв к тому, чтобы в тех случаях, когда несовершеннолетний должен быть помещен в исправительное учреждение, лишение свободы должно быть ограничено минимально необходимым сроком и при этом должны быть осуществлены специальные организационные мероприятия по содержанию несовершеннолетнего и учтены различные типы правонарушителей, правонарушений и учреждений. Предпочтение должно отдаваться «открытым» учреждениям перед «закрытыми». Кроме того, все учреждения должны быть исправительного или образовательного типа, а не тюремного.

Правила рекомендуют прилагать усилия для использования промежуточных форм работы, таких, как исправительные учреждения с ослабленным режимом, воспитательные дома, центры дневной подготовки и другие аналогичные им соответствующие формы, которые могут способствовать надлежащей реинтеграции несовершеннолетних в жизнь общества (п. 29.1).

Пункт 5 Пекинских правил, в котором говорится, что «система правосудия в отношении несовершеннолетних должна ориентироваться на обеспечение благосостояния несовершеннолетних», также предполагает избегание применения исключительно карающих санкций. Таким образом, правило вводит принцип пропорциональности «и гарантирует, что любая реакция на действия малолетних правонарушителей всегда будет пропорциональна обстоятельствам, как преступления, так и преступника», который, согласно утверждению Комментария к правилу 5, сформулирован подобным образом с целью избегания излишнего применения карающих санкций.

Пекинские правила также поощряют применение так называемого перенаправления (правило 11), которое все шире применяется во многих странах. Перенаправление предполагает по возможности уход от обращения в судебные инстанции и, таким образом, от контакта с официальной судебной системой несовершеннолетних, которые совершили преступления, за исключением наиболее тяжких преступлений, по крайней мере при первом задержании.

Прекращение дела, в том числе изъятие его из ведения уголовного правосудия и передача вспомогательным службам общины, обычно практикуется на официальной и неофициальной основе во многих правовых системах. Эта практика позволяет ограничить негативные последствия процедуры отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (например, клеймо судимости и приговора). Во многих случаях наилучшие результаты дает невмешательство со стороны компетентных органов власти. Таким образом, прекращение дела в самом начале без передачи его альтернативным (социальным) службам может дать оптимальный результат. Это особенно касается дел, не связанных с серьезным нарушением, и когда семья, школа или другие институты, осуществляющие неофициальный социальный контроль, уже приняли или намерены принять надлежащие конструктивные меры воздействия.

Прекращение дела может быть осуществлено на любом этапе принятия решения — полицией, прокуратурой или другими учреждениями, например, судами, советами или комиссиями. Оно может быть осуществлено одним, несколькими или всеми органами власти, в соответствии с правилами и политикой соответствующих систем и с международными нормами.

В правиле 11.3 подчеркивается большое значение обязательного согласия несовершеннолетнего нарушителя (или его родителей, опекуна) на рекомендованную форму прекращения дела (без такого согласия прекращение дела с передачей его службам общины противоречило бы Конвенции об упразднении принудительного труда). Однако такое согласие не должно восприниматься как нечто неоспоримое, поскольку оно может иногда быть дано несовершеннолетним в состоянии отчаяния. В правиле подчеркивается, что следует свести к минимуму возможность принуждения и запугивания на всех уровнях процесса прекращения дела. Несовершеннолетние не должны чувствовать, что на них оказывается давление (например, чтобы избежать судебного процесса) или подвергаться давлению с целью получения согласия на ту или иную форму прекращения дела. Поэтому предлагается разработать положение об объективной оценке уместности вынесения решений, касающихся молодых правонарушителей, «компетентным органом власти на основании заявления»7.

В правиле 11.4 рекомендуется положение, содержащее эффективные альтернативы отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних в форме прекращения дела с передачей его в общину. Особенно рекомендуются программы, в которых предусматривается урегулирование посредством реституции потерпевшему и принятия мер с целью исключения в будущем нарушений закона посредством осуществления временного надзора и руководства. С учетом конкретных обстоятельств прекращение дела было бы уместным даже в случае совершения более серьезных правонарушений (например, первое правонарушение, деяние, совершенное под давлением приятелей и т.д.).

Важный аргумент ограниченного применения уголовной ответственности в отношении несовершеннолетних изложен в Эр-Риядских принципах: «...поведение молодых людей, не соответствующее социальным нормам и общечеловеческим ценностям часто является составной частью процесса взросления и роста и имеет тенденцию спонтанного завершения с достижением зрелости большей части людей» (5.е).

Именно поэтому правосудие в отношении несовершеннолетних основывается не на «снисходительном», вопреки широко распространенному ошибочному мнению, отношении, а на реакциях на преступления, совершенные несовершеннолетними, которые:

поощряют процесс изменения поведения, путем оказания ребенку или подростку помощи в том, чтобы почувствовать ответственность за собственные действия и их влияние на других;

поддерживают интеграцию, а не отчуждение;

пытаются избежать вовлечения официальной судебной системы и, более всего, исключительно карающих реакций, таких, как лишение свободы, всякий раз, когда это возможно, и придают большое значение конструктивным решениям, поддерживаемым сообществом.

Комитет ООН по правам ребенка подчеркивает необходимость шире использовать альтернативы, лишению свободы, выделять необходимые ресурсы для таких альтернатив.

Все это указывает на важность применения института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних и в Республике Молдова.

Для правильного понимания сущности оснований освобождения от уголовной ответственности, применяемых к несовершеннолетним, следует обратиться к их социально-юридической природе. Включив в законодательство понятие «несовершеннолетний», законодатели государств и всего международного сообщества установили юридическую границу между несовершеннолетием и совершеннолетием, создав тем самым автономную демографическую группу людей — носителей специфических прав и обязанностей.

Потребность в создании такой автономной группы диктуется необходимостью особой, специальной правовой защиты несовершеннолетних, обусловленной особыми психофизиологическими и социальными качествами личности детей и подростков.

В современном обществе институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних приобрел особую актуальность11, так как рост преступлений, совершенных несовершеннолетними, показывает неэффективность назначения наказаний для подростков за незначительные преступления.

Таблица 1 показывает численность несовершеннолетних, совершивших преступления в РМ в 1995–2005 гг.

 

Таблица 1. Численность несовершеннолетних, совершивших преступления в РМ в 1995–2005 гг.

 

Год

Численность несовершеннолетних, 

совершивших преступления

1995

2326

1996

2193

1997

2330

1998

2520

1999

2442

2000

3032

2001

2629

2002

2929

2003

2599

2004

2711

2005

2612

 

В 2005 г. 2612 несовершеннолетних совершили 14,6% всех преступлений в Молдове12 (в 2003 г. — 11,72%13). Из них: убийств — 20, умышленное причинение телесных повреждений — 15, изнасилование — 19, грабежи — 191, кражи — 1774, разбои — 30, хулиганство — 97, мошенничество — 37, преступления, связанные с наркотиками, — 7414.

Тревогу вызывает высокое количество тяжких преступлений несовершеннолетних. Следует учесть проявление новых, неизвестных ранее черт криминогенного характера, характеризующих преступность среди несовершеннолетних:

более широкое применение холодного и огнестрельного оружия;

неоправданная жестокость, даже садизм при совершении преступлений против личности;

рост числа заранее организованных, групповых преступлений;

стремление создать для себя материальные выгоды путем совершения корыстных преступлений.

Во всем этом содержится потенциальная возможность совершения этими лицами в будущем еще более опасных преступлений, если их преступное поведение не будет своевременно пресечено.

Значимым для уголовно-правового регулирования является возраст15, так как он определяет временные рамки, в течение которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности из-за несовершеннолетия. В сферу уголовного права человек входит на определенной возрастной ступени своего развития, достигнув которой, он может осознавать характер своих действий и руководить ими16. Уголовно-правовая презумпция, устанавливающая, что лицо, не достигшее определенного возраста, не способно к виновной ответственности, относится к числу презумпций, выражающих связи между фактами, которые обусловливают наличие или отсутствие предпосылок применения уголовного закона17. Достижение субъектом указанного в законе возраста, необходимого для уголовной ответственности, относится в уголовном праве к так называемым неопровержимым презумпциям18. Устанавливая возрастные пороги ответственности несовершеннолетних, законодатель исходит из того, что к моменту достижения указанного в законе возраста лица достигают и соответствующего ему уровня общей и правовой социализации19.

В мире не существует международных стандартов, в которых был бы указан разумный возраст, начиная с которого для несовершеннолетнего может наступить уголовная ответственность. Конвенция ООН по правам ребенка предписывает государствам-участникам установить «минимальный возраст, до достижения которого дети будут считаться не способными нарушить уголовное законодательство» (ст. 40.3.а). Пекинские правила дополняют этот принцип тем, что «этот возраст не должен быть слишком низким, принимая во внимание эмоциональную, психическую и интеллектуальную незрелость» (правило 4.1). Это правило предлагает по крайней мере один показатель для установления соответствующего возраста: данные медицинских и психосоциальных исследований, а не традиция или требования общества. В основе установления возраста для субъекта преступления, как правило, лежит уровень сознания несовершеннолетнего, т.е. способность данного лица практически осознавать происходящее в объективном мире и в соответствии с этим осмысленно и целенаправленно совершать те или иные действия, а также поступки. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, в различных странах определяется по-разному. В Канаде возраст наступления уголовной ответственности — 12 лет, во Франции — 13 лет, в Германии, Италии — 14 лет, в Дании, Исландии, Швеции и Норвегии — 15 лет, в Испании и Португалии — 16 лет, в Бельгии — 18 лет. Подлежит осмыслению факт установления в некоторых странах уголовной ответственности с 7-летнего возраста (Ирландия, Ливан, Кипр и ряд других государств). Комитет по правам ребенка в Заключительных замечаниях к отчетам государств-участников постоянно упоминает, что следует устанавливать минимальный возраст наступления уголовной ответственности на максимально возможном уровне. Комитет критиковал государства, где данный возраст установлен на отметке 10 лет или ниже. В то же время минимальный возраст наступления уголовной ответственности не является автоматическим показателем того, как с ребенком обращаются после совершения преступления. Так, например, в Шотландии, где этот возраст один из самых низких (8 лет), прогрессивная система «слушания детей» фактически позволяет избегать контакта с официальной судебной системой детей в возрасте до 16 лет — и даже многих в возрасте 16–17 лет — в случае всех преступлений, за исключением наиболее тяжких, находя решения, которые не предполагают лишения свободы. Сравним эту ситуацию с Гватемалой, где минимальный возраст наступления уголовной ответственности — 18 лет, но любой ребенок, не достигший этого возраста, может быть помещен на длительный срок в социально-воспитательное учреждение. Следовательно, минимальный возраст наступления уголовной ответственности может отражать или не отражать репрессивные или реабилитационные намерения властей государства.

Отсутствие гарантии справедливого судебного процесса по закону определяет серьезную озабоченность установления «слишком высокого» минимального возраста наступления уголовной ответственности.

В РМ согласно ст. 21 УК РМ уголовной ответственности подлежат вменяемые лица, которые в момент совершения преступления достигли 16 лет21. Физические лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат уголовной ответственности только при совершении умышленного убийства, детоубийства, умышленного причинения тяжкого телесного повреждения или телесного повреждения средней тяжести с отягчающими обстоятельствами, за похищение человека, незаконное лишение свободы с отягчающими обстоятельствами, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развратные действия, кражу, грабеж, разбой, хищение имущества в крупных или особо крупных размерах, шантаж с отягчающими обстоятельствами, мошенничество с отягчающими обстоятельствами, карманную кражу с отягчающими обстоятельствами, причинение имущественного ущерба путем обмана с отягчающими обстоятельствами, умышленное уничтожение или повреждение имущества с отягчающими обстоятельствами, умышленное повреждение или разрушение путей сообщения и транспортных средств, самовольная без надобности остановка поезда, умышленное блокирование транспортных путей, угон транспортного средства с отягчающими обстоятельствами, угон или захват железнодорожного подвижного состава, воздушного или водного судна, заведомо ложное сообщение о террористическом акте, производство, приобретение, переработка, хранение, перевозка, использование или приведение в негодность взрывчатых веществ или радиоактивных материалов с отягчающими обстоятельствами, бандитизм, создание преступной организации или руководство ею, массовые беспорядки, действия, дезорганизующие деятельность пенитенциарных учреждений, хулиганство с отягчающими обстоятельствами, вандализм с отягчающими обстоятельствами. Предусмотрено наступление уголовной ответственности с 14 лет за внесение или распространение вредоносных компьютерных программ, незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт или сбыт оружия и боеприпасов с отягчающими обстоятельствами, а также за незаконный оборот наркотических, психотропных веществ или их аналогов

Альтернативное разрешение споров (АРС) является буквальным переводом термина «alternative dispute resolution» (ADR) с английского языка. Первоначальная «расшифровка» аббревиатуры ADR теперь уже не всегда подразумевает именно «альтернативное» разрешение споров. .

Основы медиации

В медиации конфликт (лат. conflictus - столкновение) воспринимается как важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, часть бытия и форма отношений между субъектами, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями, нормами и потребностями.

Применение медиации

В системе гражданско-правовых отношений медиация охватывает практически все сферы повседневного взаимодействия граждан и юридических лиц. Система гражданско-правовых отношений - основные принципы гражданского права, характеризующие систему этих отношений.

Функции медиации

.

Настоящий федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации).

Закон РФ от 27.07.2010 г. N 193-ФЗ

Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости как часть политики Европейского Союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, должна включать в себя доступ, как к судебным, так и к внесудебным методам разрешения споров. Данная директива не наносит ущерб национальному законодательству.

Директива 2008/52/ ЕС

Для целей данного кодекса медиация определяется как любой процесс, при котором две и более стороны соглашаются на привлечение третьей стороны (далее "медиатора") для оказания им помощи при разрешении их спора путём достижения согласия без судебного решения.

Кодекс МЕДИАТОРОВ

.

Яндекс.Метрика

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией...

Всеобщая декларация прав человека

В России АРС в качестве отдельного понятия возникло в середине 1990-ых г.г. в связи с началом активной деятельности международных и иностранных организаций, прежде всего некоммерческих. АРС в качестве отдельного направления было включено в проект «Правовая реформа».

Программа ЕвроСоюза для России

Институты примирительных процедур и мирового соглашения начали формироваться в России с конца XIV века. Впервые в российском законодательстве об урегулировании споров путем мирового соглашения упомянуто в Новгородской берестяной грамоте (1281-1313 годы).

История медиации в России

.

Конструктор сайтов - uCoz