М Е Д И А Т О Р

ВНЕСУДЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ - АЛЬТЕРНАТИВНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ - ПРИМИРЕНИЕ СТОРОН

__________________________________________________________________________________________________

На этом сайте

Осуществляется

Альтернативное

Решение Споров

Медиации и российское уголовное право

 

Концепция восстановительной юстиции

 

Развитие уголовного судопроизводства в последние десятилетия очевидно характеризуется поиском наиболее эффективных механизмов не только для борьбы с преступностью как таковой, но и для достижения иных весьма важных целей. Разрешение уголовно-правового конфликта, который возникает в результате совершения лицом противоправного деяния, включает в себя и такие аспекты, как возмещение вреда лицу, в отношении которого было совершено деяние, восстановление нарушенного в результате преступления порядка, восстановление нормальной жизнедеятельности потерпевшего после совершения преступления, ресоциализация осужденного лица с целью предотвращения повторного совершения преступления и пр. Решение обозначенных задач невозможно без определенных изменений в системе уголовного судопроизводства.

Традиционный уголовный процесс не всегда позволяет с успехом разрешать указанные задачи. Применение уголовной ответственности и наказания как наиболее вероятный исход уголовного судопроизводства – это прямой, но не всегда эффективный способ разрешения конкретного уголовно-правового конфликта и воздействия на состояние преступности в целом. В совокупности с недостатками пенитенциарной системы этот путь обеспечивает реализацию карательной составляющей наказания, но не всегда позволяет удовлетворить потребности потерпевшего, как материального, так и психо-эмоционального характера, а также достичь цели превенции. Значительное число преступлений небольшой и средней тяжести, высокий уровень преступности в целом, в том числе и преступности несовершеннолетних, недостаточная защищенность интересов потерпевших, необходимость индивидуального подхода к каждому случаю совершения противоправного деяния, - эти и многие другие причины обуславливают потребность в выработке новых, современных и актуальных механизмов разрешения уголовно-правовых конфликтов.

Учитывая указанные задачи, особую актуальность приобрела и концепция восстановительной юстиции, возникшая в 70-80-ые годы прошлого столетия. Данная концепция представляет собой совокупность учений о способах реагирования на противоправные деяния, в основе которых лежит идея о необходимости примирения сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние. Идея восстановительной юстиции основана на использовании альтернативных уголовному преследованию механизмов, основанных на примирении сторон конфликта и позволяющих разрешать уголовно-правовые конфликты с наибольшим положительным эффектом для сторон. Механизмы, предложенные разработчиками данной концепции, нашли свое применение в уголовном процессе многих государств. Одним из наиболее эффективных способов разрешения конфликтов в рамках данной концепции является медиация, т.е. разрешение спора путем переговоров с участием третьего лица, в роли которого выступает посредник-медиатор.

Вопросы о защите прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, о возмещении вреда лицам, в отношении которых было совершено преступление, о развитии примирительных форм разрешения уголовно-правовых конфликтов признаны актуальными и на международном уровне.

Так, международными органами принимаются многочисленные акты, содержащие положения об основных направлениях борьбы с преступностью, о способах оптимизации системы уголовного судопроизводства, о положении обвиняемых и потерпевших при производстве по уголовным делам. К ним в частности можно отнести Венскую декларацию 2000 г. о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века, Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотрeблений властью 1985 г.; Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.; Рекомендацию Комитета министров Совета Европы № R (87) 18 от 17 сентября 1987 г. «Относительно упрощения уголовного правосудия», Рекомендацию Комитета министров Совета Европы № R(85) 11 «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса», Рекомендацию № R (99) 19 Комитета министров Совета Европы от 15.09.99. по медиации в уголовных делах; Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2002/12 от 24 июля 2002 г. Вышеперечисленные международные акты в своих положениях часто содержат указания на необходимость внедрения восстановительных технологий в уголовный процесс, исходят из необходимости дифференцированного подхода к рассмотрению и разрешению уголовных дел различных категорий, ориентируют на необходимость максимального обеспечения прав и интересов лиц, пострадавших от преступлений, стимулируют внедрение примирительных процедур в уголовное судопроизводство.

Современное российское уголовное судопроизводство также находится в процессе поиска оптимального соотношения между традиционной процессуальной формой и новыми институтами, внедряемыми для достижения вышеобозначенных целей.  Для отечественного уголовного процесса характерны тенденции к дифференциации процессуальной формы, выделению упрощенных производств, позволяющих ускорить производство по определенным делам, к увеличению диспозитивности в рамках уголовного процесса, т.е. к расширению возможностей участников процесса влиять на его ход и результат. Указанные тенденции могут быть реализованы в том числе посредством механизмов восстановительной юстиции, в частности за счет использования процедуры медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Отметим, что российское уголовно-процессуальное законодательство содержит потенциал для развития примирительных форм разрешения уголовно-правовых конфликтов. Однако этот потенциал на данный момент не реализован, отчасти и по причинам доктринального характера.

Концепция восстановительной юстиции, зародившаяся в 70-80-х годах 20 века, представляет собой совокупность учений о способах реагирования на противоправные деяния, в основе которых лежит идея о необходимости примирения сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние. Для достижения указанных целей концепция восстановительной юстиции предлагает использование различных механизмов, процедур и практик, которые направлены на разрешение конкретных уголовных и иных дел посредством примирения, среди которых в мировой практике выделяются медиация, семейные конференции, круги правосудия и др.

Концепция восстановительной юстиции может рассматриваться как комплиментарная концепция, призванная дополнить и усовершенствовать современное уголовное судопроизводство, поскольку она предполагает достижение целей, которые не всегда успешно реализуются в рамках традиционного уголовного процесса, а именно: 1) восстановление общественных отношений, нарушенных противоправным деянием; 2) осуждение противоправных поступков и воспитание уважения к общепринятым моральным нормам и ценностям; 3) помощь и поддержка лиц, которым противоправным деянием причинен вред, удовлетворение их интересов и потребностей; 4) содействие лицу, совершившему деяние, в осознании его последствий и в принятии на себя ответственности за них; 5) выявление восстановительного эффекта наказания; 6) реинтеграция лиц, совершивших противоправное деяние, в общество и предотвращение рецидива; 7) выявление причин преступности.

Медиация применяется во многих зарубежных государствах для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Модели медиации в зарубежных государствах различаются в зависимости от системы национального уголовного судопроизводства, однако ее повсеместное распространение в последние десятилетия свидетельствует об эффективности ее применения. Медиация зарождалась за рубежом в качестве способа разрешения уголовно-правового конфликта на основе экспериментальных программ, однако в последнее время выявляется тенденция к институционализации и нормативному закреплению медиации в уголовном процессе.

Опыт зарубежных государств в применении медиации для разрешения уголовно-правового конфликта позволяет сделать вывод о наличии двух моделей медиации. Данные модели различаются в зависимости от предпосылок к возникновению медиации и внедрению ее в правоприменительную практику:

1) Англо-саксонская модель, в рамках которой медиация является проявлением теории восстановительной юстиции, т.е. рассматривается как общинный способ разрешения уголовно-правового конфликта и потому, как правило, не находит четкого законодательного регулирования. К указанной группе государств могут быть отнесены Великобритания, США, Канада, Новая Зеландия и пр.;

2) Континентальная модель, в рамках которой медиация представляет собой процессуальный институт, как правило, закрепленный в законодательстве и воплощающий собой одну из возможных альтернатив уголовному преследованию. К данной группе государств можно отнести Францию, Германию, Португалию, Австрию, Норвегию и пр. 

Предлагается концепция медиации, применимая для российского уголовного процесса. В частности, данная концепция включает следующие основные элементы: понятие медиации в уголовном судопроизводстве; место медиации в современном российском уголовном процессе; модель медиации, применимая в российской правовой системе; правовое регулирование медиации в уголовном судопроизводстве; круг дел, по которым возможно применение медиации; статус медиатора, его права и обязанности; предложения по поэтапному внедрению медиации в российское уголовное судопроизводство.

В рамках предложенной концепции представляется целесообразными разработать институт медиации в качестве дополнительной меры уголовно-процессуального характера, направленной на достижение примирения между обвиняемым и потерпевшим с целью прекращения уголовного преследования или вынесения судебного решения в упрощенном порядке с учетом соглашения, достигнутого сторонами. Впоследствии медиация может применяться и как истинная альтернатива уголовному преследованию, до момента возбуждения уголовного дела, поскольку достижение примирительного соглашения между сторонами уголовно-правового конфликта позволит компетентным органам и должностным лицам отказаться от возбуждения уголовного преследования как такового. На основании разработанной концепции предлагается внесение следующих изменений в российское законодательство:

1. Предлагается дополнить положения ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" указанием на возможность применения процедуры медиации для разрешения конфликтов, вытекающих из факта совершения лицом противоправного деяния, запрещенного Уголовным кодексом Российской Федерации, в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также именно в указанном законе должны быть урегулированы вопросы статуса медиатора, наделенного правом осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. В частности, целесообразно предоставить право осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов независимым беспристрастным лицам, обладающим соответствующей квалификацией, которая может быть присвоена по итогам прохождения специального курса обучения и подтверждена специальным экзаменом. Деятельность по медиации должна осуществляется медиаторами, входящими в специализированные объединения медиаторов как на штатной, так и на внештатной основе.

2. Целесообразно дополнить Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации положениями, допускающими применение медиации как на досудебных, так и на судебных стадиях процесса. Медиация на досудебной стадии может явиться основанием для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим (в случаях, когда закон допускает прекращение уголовного дела). Помимо этого, медиация на досудебной стадии может также стать основанием для применения в дальнейшем упрощенного порядка принятия судом решения в связи с достижением примирительного соглашения, если дело не может быть прекращено по основаниям, предусмотренным законом, в связи с совершением преступления не впервые.

На стадии судебного разбирательства медиация может послужить основанием для прекращения уголовного дела, а также для вынесения судебного решения с учетом результатов медиативной процедуры по тем категориям дел, которые не могут быть прекращены судом. При этом, если стороны согласились на процедуру медиации, то в дальнейшем, по мнению автора, нет необходимости продолжать судопроизводство в общем порядке, поскольку такое дело может быть рассмотрено по упрощенным правилам с учетом наличия между сторонами примирительного соглашения. Автором обосновывается положение о том, что медиация может применяться не только в тех случаях, когда преступление совершено лицом впервые, как того требует ст. 76 УК РФ.

Необходимо дополнить положения УПК РФ ст. 25.1, регулирующей применение медиации для примирения сторон уголовно-правового конфликта. В данной статье должны быть урегулированы, по мнению автора, следующие вопросы: критерии применимости медиации; полномочия должностных лиц по назначению процедуры медиации; процессуальный порядок ее назначения; обязанность компетентных должностных лиц разъяснить сторонам право на проведение процедуры медиации с целью примирения; процессуальные последствия процедуры медиации как в случае достижения примирительного соглашения, так и в случае, когда стороны не смогут прийти к примирению. Законом также должен быть урегулирован порядок передачи дела на процедуру медиации.

Впоследствии, с учетом необходимости поэтапного внедрения процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство, представляется целесообразным расширить сферу применения медиации посредством предоставления компетентным органам и должностным лицам права отказаться от возбуждения уголовного дела при достижении сторонами уголовно-правового конфликта примирительного соглашения. В первую очередь, по мнению автора, такая мера должна быть предусмотрена по делам о преступлениях несовершеннолетних, поскольку именно данная категория лиц наиболее подвержена положительному эффекту примирительных процедур.

При внедрении процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо определить критерии возможности ее применения в каждом конкретном случае. К таким критериям должны быть отнесены следующие:

1) преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, в определенных случаях – к категории тяжких преступлений (преступления против собственности, а также изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера без отягчающих обстоятельств). Представляется, что медиация не может применяться по делам о преступлениях, повлекших необратимые последствия, в первую очередь причинение смерти;

2) потерпевшим признано физическое лицо;

3) стороны выразили добровольное взаимное согласие на участие в процедуре медиации.

Применение медиации должно быть правом сторон, которым они могут воспользоваться по своему усмотрению при наличии оснований и условий для ее проведения при обязательном законодательном закреплении обязанности лица, ведущего производство по делу, разъяснить сторонам их право на проведение процедуры медиации и последствия применения данной процедуры. Вопрос о применении медиации не может быть поставлен в зависимость от волеизъявления должностного лица, ведущего производство по делу.

Процедура медиации в уголовном судопроизводстве, будучи совершенно новой и неизвестной российскому законодательству, может быть внедрена поэтапно. В целях включения процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо разработать программу, предусматривающую поэтапное внедрение медиации в практику правоохранительных органов отдельных регионов, обладающих кадровыми и материальными ресурсами для проведения соответствующих процедур. На первоначальном этапе медиацию следует применять для разрешения уголовно-правовых конфликтов с участием несовершеннолетних правонарушителей. Впоследствии подобная практика может быть распространена, на наш взгляд, и на преступления, совершенные взрослыми. Первоначально медиация может применяться уже после возбуждения уголовного преследования, а впоследствии целесообразно применять медиацию до возбуждения уголовного дела.

При внедрении процедуры медиации в российский уголовный процесс должны учитываться международные стандарты и принципы процедуры медиации, в числе которых можно назвать следующие: 1) использование медиации допускается только на основе добровольного согласия сторон; 2) стороны в любой момент могут отказаться от участия в процедуре медиации; 3) участие в процедуре медиации в случае недостижения примирительного соглашения не может впоследствии при производстве по делу рассматриваться как признание вины; 4) стороны должны соглашаться с основными обстоятельствами дела для участия в процедуре медиации; 5) соглашения, достигнутые в результате процедуры медиации, могут содержать только разумные условия; 6) в ходе проведения процедуры медиации должны быть обеспечены все необходимые правовые гарантии; 7) процедура медиации носит конфиденциальный характер; 8) не допускается повторное уголовное преследование за деяние, если для его разрешения была применена реституционная процедура и стороны в рамках такой процедуры пришли к соглашению.

Критерии, позволяющие определить место концепции восстановительной юстиции в уголовном судопроизводстве. К таким критериям относятся: понятие преступления, последствия преступного деяния, цели реституционного процесса, практические механизмы реализации идей восстановительной юстиции. Данные критерии выявляют принципиальные отличия восстановительного подхода от традиционной парадигмы правосудия.

Необходимо критически относиться к положениям концепции восстановительной юстиции в части ее потенциальной возможности заменить собой традиционное уголовное правосудие. Польза и рациональность отдельных положений концепции не свидетельствуют о том, что она может обеспечить достижение целей уголовного процесса и стать ему заменой. Восстановительная юстиция может выступать в качестве дополнения к уголовному судопроизводству и обогатить его некоторыми институтами, направленными на достижение социально значимых целей.

Существует взаимосвязь между концепцией восстановительной юстиции и современными тенденциями развития уголовного процесса. Восстановительный подход способен в определенной части обеспечить реализацию данных тенденций. Так, идея примирительных способов разрешения конфликта во многом отвечает требованию всемерного учета и защиты прав личности в уголовном процессе. В этом, по мнению автора, состоит связь концепции восстановительной юстиции с тенденцией к гуманизации уголовного судопроизводства.

Механизмы восстановительной юстиции, в частности медиация, могут содействовать  упрощению и, как следствие, в ряде случаев ускорению уголовного судопроизводства посредством отказа от уголовного преследования при наличии определенных условий, или посредством внедрения дифференцированных процедур, направленных на разрешение уголовно-правового конфликта без проведения расследования и судебного разбирательства в общем порядке.

Суть концепции восстановительной юстиции выражается, в первую очередь, в тех задачах, которые могут быть решены при использовании восстановительных технологий, в частности:

1) помощь и поддержка лиц, которым противоправным деянием причинен вред, удовлетворение их интересов и потребностей, как материального, так и психо-эмоционального характера;

2) восстановление общественных отношений, нарушенных противоправным деянием;

3) осуждение противоправных поступков и воспитание уважения к общепринятым моральным нормам и ценностям;

4) содействие лицу, совершившему деяние, в осознании его последствий и в принятии на себя ответственности за них;

5) выявление восстановительного эффекта наказания;

6) реинтеграция лиц, совершивших противоправное деяние, в общество и предотвращение рецидива;

7) выявление причин преступности.

Международные стандарты медиации в уголовном судопроизводстве. В числе таких стандартов:

1) программы восстановительной юстиции (в том числе медиация) могут применяться на любой стадии процесса в зависимости от национального законодательства;

2) использование программ восстановительной юстиции допускается лишь при наличии достаточных доказательств, позволяющих предъявить лицу обвинение в совершении преступления; 

3) использование программ восстановительной юстиции допускается лишь на основе добровольного согласия сторон (т.е. лица, совершившего противоправное деяние, и лица, которому противоправным деянием причинен вред);

4) соглашения, достигнутые в ходе медиации (или иных программ восстановительной юстиции), должны содержать только разумные условия и обязательства;

5) стороны могут в любой момент отказаться от участия в реституционном процессе;

6) участие в реституционном процессе в случае недостижения примирительного соглашения не может впоследствии при производстве по делу рассматриваться в качестве доказательства вины;

7) стороны должны соглашаться с основными обстоятельствами дела для участия в реституционном процессе;

8) в ходе осуществления программ восстановительной юстиции участникам таких программ должны быть обеспечены необходимые правовые гарантии;

9) конфиденциальность реституционной процедуры;

10) не допускается повторное уголовное преследование за деяние, если для его разрешения была применена реституционная процедура и стороны в рамках такой процедуры пришли к соглашению;

11) невыполнение соглашения, достигнутого в рамках реституционной процедуры, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Концепция медиации включает в себя несколько аспектов, в числе которых автор приводит:

1) понятие медиации в уголовном судопроизводстве;

2) место медиации в современном уголовном процессе;

3) модель медиации, применимая в российской правовой системе, и правовое регулирование медиации в уголовном судопроизводстве;

4) круг дел, по которым возможно применение медиации;

5) статус медиатора, его права и обязанности;

6) предложения по поэтапному внедрению медиации в российское уголовное судопроизводство.

Под медиацией для разрешения уголовно-правовых конфликтов понимается процедура, в рамках которой независимое и беспристрастное третье лицо – посредник (медиатор) – участвует в разрешении уголовно-правового конфликта между лицом, совершившим противоправное деяние, и лицом, которому противоправным деянием был причинен вред, с целью примирения сторон и нахождения взаимоприемлемого решения по вопросам возмещения вреда, причиненного противоправным деянием, а также по иным вопросам, которые могут возникнуть при разрешении уголовно-правового конфликта, на основе добровольного волеизъявления сторон, и которая может повлечь юридические последствия для сторон уголовно-правового конфликта в рамках производства по уголовному делу.

В рамках российской системы уголовного судопроизводства медиация может применяться в качестве дополнительной меры уголовно-процессуального характера, направленной на достижение примирения между обвиняемым и потерпевшим с целью прекращения уголовного преследования или вынесения судебного решения в упрощенном порядке с учетом соглашения, достигнутого сторонами. Впоследствии медиация может применяться и как истинная альтернатива уголовному преследованию, до момента возбуждения уголовного дела, поскольку достижение примирительного соглашения между сторонами уголовно-правового конфликта позволит компетентным органам и должностным лицам отказаться от возбуждения уголовного преследования как такового.

 

Институт медиации в российском уголовном праве

 

На фоне осложняющейся криминогенной обстановки в России государство и общество переживают трудный период пересмотра многих направлений и подходов в уголовной политике. Очевидно, что использование исключительно карательных механизмов в борьбе с преступностью в условиях современного общества не является в достаточной мере эффективным. Закрепление в Конституции Российской Федерации принципа примата интересов личности, декларирование в качестве высшей ценности человека, его прав и свобод предъявляет соответствующие требования и к уголовно-правовой политике государства, заставляя пересматривать многие традиционные механизмы и нормы.

Принятие в 1996 г. нового Уголовного кодекса РФ во многом способствовало развитию "нерепрессивного" направления в российском уголовном праве. В первую очередь, это стало возможным благодаря включению ст. 75 и 76 УК РФ, предусматривающих новые основания освобождения от уголовной ответственности. Реформы получили активное продолжение в 2001 г. с разработкой нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, расширившего по сравнению с УПК РСФСР поле для применения процедур восстановительного правосудия, в частности, за счет применения положений главы 40, регулирующей особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Однако имплементация упомянутых институтов в систему российского уголовного права происходит далеко не безболезненно. Новые нормы часто оказываются в противоречии с традиционными институтами как уголовного, так и уголовно-процессуального права, что вызывает сложности при правоприменении. Упомянутым институтам не удалось избежать и внутренней противоречивости.

К основным причинам такого положения можно отнести отсутствие теоретической базы, позволяющей найти место этим новеллам в системе уголовного права. Кроме того, в науке высказываются мнения, что данные институты выходят за рамки российской правовой этнокультуры, являясь синтетическим заимствованием из западной правовой системы. В результате такого подхода все альтернативные традиционному преследованию институты зачастую толкуются бессистемно и обособленно, что, естественно, не способствует разрешению коллизий. Законодатель пытается компенсировать существующую дивергентность правоприменения совершенствованием уголовного и уголовно-процессуального законов. Однако такие эксперименты далеко не всегда оказываются удачными.

Тем не менее, уголовно правовая медиация известна российскому праву со времен Русской Правды, поскольку медиация - это некарательный посреднический механизм разрешения криминального конфликта. Несмотря на то, что в советское время соответствующие механизмы не использовались в публичном праве, будучи правильно примененным, институт медиации может выступать эффективным регулятором конфликта, возникшего в результате совершения преступления.

Из числа поощрительных уголовно-правовых отношений можно выделить специфическую группу, где общие уступки со стороны государства по отношению к преступнику, выражающиеся в возможности его поощрения, перерастают в обязанность государственных органов выступать активной стороной отношений, направленных на минимизирование криминального конфликта в обществе. Таким образом, медиация - специфический уголовно-правовой механизм урегулирования возникшего в обществе в результате совершения преступления конфликта, реализуемый в виде совокупности взаимонаправленных юридически значимых действий участников при активной посреднической роли государственных органов.

Медиационные отношения являются трехсторонними. Субъектами примирения (медиации) являются потерпевший и правонарушитель (лицо, виновное в совершении преступления), третьей стороной, активно участвующей в процессе примирения, выступает государство в лице правоохранительных или судебных органов. Уголовно-правовой статус потерпевшего шире уголовно-процессуального. Потерпевшим в уголовном праве можно считать не только физические и юридические лица, но и государство и общество. Наличие объекта преступного посягательства предполагает, что не существует преступлений без потерпевших. Отсутствие возможности у некоторых потерпевших (общество и государство) непосредственно осуществлять свои реституционные правомочия предопределяет обязанность правоохранительных или судебных органов действовать от их имени.

Уголовно-правовой институт медиации образуют субинституты деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим, а также уголовно-правовой механизм смягчения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Несмотря на то, что последний относится к числу уголовно-процессуальных норм, тот факт, что влияние оказывается на ход

Альтернативное разрешение споров (АРС) является буквальным переводом термина «alternative dispute resolution» (ADR) с английского языка. Первоначальная «расшифровка» аббревиатуры ADR теперь уже не всегда подразумевает именно «альтернативное» разрешение споров. .

Основы медиации

В медиации конфликт (лат. conflictus - столкновение) воспринимается как важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, часть бытия и форма отношений между субъектами, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями, нормами и потребностями.

Применение медиации

В системе гражданско-правовых отношений медиация охватывает практически все сферы повседневного взаимодействия граждан и юридических лиц. Система гражданско-правовых отношений - основные принципы гражданского права, характеризующие систему этих отношений.

Функции медиации

.

Настоящий федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации).

Закон РФ от 27.07.2010 г. N 193-ФЗ

Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости как часть политики Европейского Союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, должна включать в себя доступ, как к судебным, так и к внесудебным методам разрешения споров. Данная директива не наносит ущерб национальному законодательству.

Директива 2008/52/ ЕС

Для целей данного кодекса медиация определяется как любой процесс, при котором две и более стороны соглашаются на привлечение третьей стороны (далее "медиатора") для оказания им помощи при разрешении их спора путём достижения согласия без судебного решения.

Кодекс МЕДИАТОРОВ

.

Яндекс.Метрика

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией...

Всеобщая декларация прав человека

В России АРС в качестве отдельного понятия возникло в середине 1990-ых г.г. в связи с началом активной деятельности международных и иностранных организаций, прежде всего некоммерческих. АРС в качестве отдельного направления было включено в проект «Правовая реформа».

Программа ЕвроСоюза для России

Институты примирительных процедур и мирового соглашения начали формироваться в России с конца XIV века. Впервые в российском законодательстве об урегулировании споров путем мирового соглашения упомянуто в Новгородской берестяной грамоте (1281-1313 годы).

История медиации в России

.

Конструктор сайтов - uCoz